Дмитрий Петров: трудности перевода или почему мы все ещё живы
14.09.2020
Колонки

Дмитрий Петров: трудности перевода или почему мы все ещё живы

То, что мы дожили до XXI века, во многом стало возможным благодаря переводчикам. Вместо того, чтобы убивать друг друга, люди в какой-то момент решили попробовать договориться. Потребовались те, кто, благодаря знанию языка соседей, смогли этому помочь.

Мне приходилось переводить для президентов — Горбачёва, Ельцина, Путина. Могу сказать, что перевод речи политиков - не самая страшная тема. Говорят они, как правило, на заранее подготовленные темы и достаточно общими фразами. Говорят в основном глобально и на всякий случай так, чтобы можно было оставить простор для интерпретации. Для Михаила Горбачёва я осуществлял устный и синхронный перевод, переводил несколько телемостов. В частности, после ГКЧП, когда он вернулся из Фороса.
Борису Ельцину переводил синхронно, Владимиру Путину — устно, то есть в ходе переговоров. Был смешной случай. Я с кем-то поспорил, что заставлю Ельцина кивать головой. А во время телемоста схема такая, что он меня слышит, а я его не слышу. И вот я говорю в микрофон: «Борис Николаевич, это синхронный переводчик. Если слышимость нормальная, пожалуйста, качните два раза головой». Он качнул! Я выспорил ящик пива.

Иногда приходится переводить не с иностранного на русский, а с одного иностранного на другой иностранный язык или синхронно с разных языков. Так я переводил выступление президента Италии на английский для дипломатического корпуса в Москве. Также работал в поездках с послами европейских стран по России, в Чечню, к примеру. Они говорили каждый на своём, я переводил на русский, а с русского, чтобы всем было понятно, на английский.

Как-то мне позвонили из Атланты из штаб-квартиры CNN, попросили сделать перевод на английский с армянского. Уточняю тему, говорят: «Беженцы». «Карабахские?» — «Нет, косовские». — «Может, — спрашиваю, — интервью на албанском?» — «Ну да, — говорят. — албанский, армянский — это разве не одно и то же?»

Кстати, в работе приходится учитывать такой фактор, как разница менталитетов. Менталитетов столько же, сколько народов. Немцы, испанцы, японцы – это очень разные иностранцы, у каждого свои представления и подходы к делу.

Однажды я оказался с делегацией наших бизнесменов в одном из американских штатов. В США принят формат делового обеда – люди садятся за стол, перекусывают, а после этого начинают обмен презентациями и выступлениями. Я предупреждал американскую сторону, что так с нашими людьми нельзя. Если хотите обсудить дела, то это и надо сначала сделать, а потом уже за стол. Но они не вняли.

Когда через полчаса после начала делового обеда они попытались позвонить в колокольчик, привлечь всеобщее внимание и объявить повестку дня, было уже поздно. Им сказали: мы ознакомились с повесткой дня, она очень интересная и насыщенная, так что давайте уже поднимем бокалы и продолжим обсуждение в более узком кругу, так сказать, по секциям.

Сейчас я знаком с более 30 языками. Самым трудным языком оказался венгерский — его я выучили на спор… Случилось это в хулиганские студенческие годы. Пари было заключено с венграми, с которыми мы жили в общежитии. Я вооружился двумя книгами — «Трое в лодке, не считая собаки» Джерома К. Джерома на венгерском языке и на английском. И, овладев основами структуры венгерской грамматики и каким-то набором фраз, необходимых для этикета и элементарного общения, принялся читать венгерский вариант, а хорошо знакомый мне английский текст помогал языки сопоставлять. Ну и благо было на ком потренироваться. В назначенное время я сдал тест и выиграл ящик венгерского пива — представляете, каким это было дефицитом в советское время?

Поделюсь другими интересными случаями, которые имели место быть в моей карьере переводчика, во время путешествия в Египет в январе. Присоединяйтесь!




Петров Дмитрий
Петров Дмитрий



Смотрите также

/upload/iblock/d38/d38cb509423f7f0d48a935e7c59e5201.jpg «Рок вышел из подполья». Рубинштейна, 13 и другие культовые места
/upload/iblock/233/233270a7c355fd46cb724c1ac46feadd.jpeg Знаки в пути. Как путешествие из Петербурга до Владивостока на попутках изменило мою жизнь
/upload/iblock/c86/c86fb89fc47ed8122da3ed01187b88c7.jpg “Алтай о том, что уже есть в вас”. Про артефакты скифского времени, алтайские языки и неземную энергетику
/upload/iblock/b0d/b0d3b2910bc2346ef509096335873ee3.jpg “Лучшее, что можно делать во Владивостоке – это дружить со стихиями”. О жизни на другом краю страны, китайской кухне и мостах как символе соединения
/upload/iblock/832/832dcbe78f1452048428d07c2060c11e.jpeg «Меня вдохновляет сама жизнь», — Тимур Сикоев о непростой судьбе конно-драматического театра «Нарты»
/upload/iblock/b27/b27b3a5b0a8e2325c01f263398e1a3b6.jpg Собирать морские звезды, прикрывать от львов зебр, подружиться с масаи – все это Танзания


  1. О наших самых интересных предстоящих путешествиях.
  2. О лучших публикациях в нашем блоге.
  3. О закрытых для посторонних встречах Клуба.
Оставьте ваш e-mail:



А я бы с радостью писал вам письма, если оставите e-mail:

Отлично!

Вы подписаны.

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные. Подробнее
+