Как я стал испанистом
08.06.2018 19759
Колонки

Как я стал испанистом


Едва ли вы знаете: в моем вузовском дипломе нет ни слова о журналистике и тем более о путешествиях. Там черным по белому написано: переводчик с испанского языка. Вот как это произошло.

– Конечно, французский? – спросил меня Александр Иванович Мельников, принимая мои документы после того, как я не прошел по конкурсу родителей (а другого там не было) на факультет журналистики МГИМО и оказался в Инязе имени Мориса Тореза.

Мельников, замдекана по студентам переводческого факультета, был молодым симпатичным мужчиной, но при этом – настоящей зверюгой. Ну, или таким нам казался. Когда очередного разгильдяя за какую-нибудь провинность вызывали в его кабинет, судьбу подсудимого решала поставленная на попа фильтром вниз мельниковская сигарета. Если на протяжении воспитательного процесса она оставалась стоять, можно было уповать на милость. Если падала, хана. Выговор, исключение, гильотина, четвертование, – арсенал у замдекана по студентам был обширный. Почему Мельников предложил мне изучать французский – понятно: он был франкофоном.

Но вот почему я ответил: «Конечно, нет»? Это навсегда останется загадкой.

 – Тогда какой же?
 – Конечно, испанский, – неожиданно для самого себя выпалил я.

Почему испанский? Почему «конечно»? Даже не спрашивайте. Понятия не имею. Может, всему виной «Всадник без головы» Майна Рида – первая прочитанная самостоятельно книга. А может, мне просто показалось, что слово «испанский» звучит красивее? Говорю же: не знаю!

В любом случае, вопрос о моей судьбе решался не более трех минут. Я получил назначение в испанскую группу и отправился знакомиться с теми, с кем предстояло провести бок о бок пять инязовских лет. А потом была учеба в Гаванском университете, сотни заметок, написанных мной о континенте, который я знал только по книгам и статьям ТАСС с грифом для служебного пользования и, наконец, работа собственным корреспондентом большой газеты в Латинской Америке, нелегкая жизнь в городе-герое Рио-де-Жанейро.

Вот так я стал испанистом. О чем ни разу не пожалел. Ну, если не считать тех изнуряюще жарких дней в тропиках, где, истекая потом, провел добрую половину своей жизни и тысячу раз укорял себя: «Черт! Ну почему ты не выбрал тогда норвежский?!»





Михаил Кожухов
Михаил Кожухов
Журналист, путешественник, президент Клуба

Все материалы автора




Смотрите также

/upload/iblock/d77/d779c6dd9214de237ae881ec9ae61484.jpg "Одинаковые мы или все-таки разные?" Михаил Кожухов про гостеприимство в разных странах
/upload/iblock/c67/c677e087bfcd533bb43bfcb6494eec41.jpg Грабители с пушками, текила да кактусы: Диванные предрассудки про Мексику
/upload/iblock/2d7/2d7b74a4f40cdb792aa86555aeb58f4e.jpg "Рейкьявик – горсть раскиданных детских кубиков": почему в Исландию стоит возвращаться
/upload/iblock/a84/a843a660b55c4a18c9f48a27135a5372.jpg Счастье по-ирландски: "Здесь важен не фасад, а то, что внутри"
/upload/iblock/d03/d03a8c2ebd431bd8bd807045b3dbdc9e.jpg Станислав Кучер: "Знакомство с Далай-ламой подтвердило, что по-настоящему большие люди очень просты в общении"
/upload/iblock/ba2/ba2d3728db1f4083dcdbe4d44fd1e1c0.jpg Говорим “контраст”, представляем Чили: чего ждать от самой южной страны в мире
А я бы с радостью писал вам письма, если оставите e-mail:

Отлично!

Вы подписаны.