Люди Крузенштерна
24.06.20161443
Крузенштерн

Люди Крузенштерна

"Крузенштерну" исполняется 90 лет! А командный дух здесь прежний - экипаж влюблен в жизнь под парусами.

Клуб Путешествий
Клуб Путешествий

Клуб Путешествий

Клуб Путешествий Михаила КожуховаВсе материалы автора

Вы можете представить, что сегодня легендарному барку "Крузенштерн" исполняется 90 лет? Почти век назад парусник спустили на воду под именем "Padua", а сейчас он заходит в порт уже под новым именем, которое известно даже тем, кто никогда не "болел морем".

Нам посчастливилось организовать уже не одну экспедицию на "Крузенштерне". Удалось ненадолго стать частью командного состава барка "Крузенштерн", поучаствовать в настоящих рабочих авралах, подняться на мачту и смотреть на горизонт с высоты 50-ти метров над палубой, посоревноваться в лепке пельменей, увидеть, как живут моряки "Крузенштерна"... Этот легендарный парусник заставляет чувствовать все словно впервые: настоящую дружбу, влюбленность, неподдельный, почти детский интерес ко всему, восторг.

Удивительно, весь экипаж "Крузенштерна" по-настоящему влюблен в жизнь под парусами. Такие люди, как команда парусника "Крузенштерн", сегодня - редкость. А может быть, и всегда были редкостью.



Михаил Новиков - капитан-наставник "Крузенштерна", начальник управления мореплавания и практической подготовки БГАРФ. 

Пальцев двух рук хватит, чтобы пересчитать капитанов, способных вывести в открытый океан такой большой парусник, как «Крузенштерн».

Из заметок Михаила Кожухова: "Про него вот вам два факта. Первый: когда Новиков снялся в рекламном ролике одного большого банка, то весь свой немаленький гонорар он раздал команде барка добавкой к зарплате. (Говорю же: неправильные люди по нынешним временам там работают!) 

Ещё факт: Вторым помощником на «Крузенштерне» уже несколько лет ходит его сын. Так вот: за все месяцы плавания он ни разу не заходил в капитанскую каюту без служебной необходимости и обращался к родному папе, как и положено всем на борту: Михаил Вячеславович. А сам Михаил Вячеславович превращался из капитана в обычного папу только на наших ежевечерних «совещаниях», когда рассказывал мне о диджействе, которым сын балуется на берегу.

Это мой товарищ, и я был бы счастлив назвать его своим другом, только пока не заслужил. Однажды мы снимали на «Крузенштерне» корпоративное кино, и я, по замыслу режиссера, должен был задать всем главным людям на борту несколько вопросов. С Новиковым из этого ничего не получилось: он «включил капитана» и стал неинтересен. Тогда я спросил его: вот вы прошли на «Крузенштерне» всю служебную лестницу - от матроса до капитана. Но матросами здесь начинали многие. Какими качествами должен обладать человек, чтобы стать капитаном такого барка?

И тут Новиков меня ошарашил: первое, сказал он, это искренность. 
Я тоже с недавних пор ограничил свой ближний круг общения только теми, кто таким качеством обладает. Которые нет - тоже хорошие люди, но времени на них жалко". 



Парусный мастер Игорь Майоров 

Сколько в мире парусных мастеров? Человек двести-триста, наверное, - тех, которые строчат швейными машинками в дорогущих яхтенных ателье. А таких, которые ходят под своими парусами, на всю земную человеческую массу - десятка три, не более.
Игорь Майоров - один из них. Поскольку вся красота и силища барка как раз в парусах, то Майоров, выходит, тут главный?

Из заметок Михаила Кожухова: "Под его «началом» 6 тысяч квадратных метров парусного полотна, которое то и дело рвется, стареет, нуждается в починке. Сколько всё это весит, никто не знает: не взвешивали. Десятки тонн - это как пить дать.

Сам Майоров в жизни, как на снимке. Улыбчивый и ироничный. Когда на барке аврал, он вместе со всеми бежит к гроту, - мачте, по-нашему, - тянет изо всех сил гордени, выбирает шкоты, - это такие веревки, которые разворачивают его хозяйство на реях. Когда парус надо менять, Игорь первым лезет на марсель или форштевень и, надвинув на глаза свою круглую шапочку, чтобы не сдуло ветром, командует курсантами, чтобы они правильно сделали работу.

У парусного мастера есть просторная темная каморка где-то в брюхе барка, там стоит швейная машинка, лежит парусное полотно и разный портняжный инструмент. Когда на корабле много гостей, его друг Юрий Юрьевич Юров, боцман Первого грота, растягивает в каморке гамак и спит в нем, уступая свою каюту приезжим. А в мирное время Майоров там один - строчит что-то да порет. Вот, собственно, и все его дела в море.

С какой такой радости обычный человек ХХI века решил стать не менеджером, юристом или бухгалтером, а парусным мастером? Само собой получилось, объясняет Майоров. Пришел на корабль плотником, потом предложили - боцманом, потом, говорят, кока на рейс нет - пойдешь? Поработал и коком, и боцманом, никто не жаловался. Но всё это не его было. И когда несколько лет назад прежний парусный мастер списался на берег по возрасту, занял его место и счастлив.

Получает он, как и все на «Крузенштерне», копейки. Но кому надо в море за длинным рублем, проще наняться на сухогруз и горя не знать. И платят хорошо, и работы меньше. А тут паруса и полтораста мальчишек, которых надо учить морскому делу. Вот и подбираются особые люди на территории «Крузенштерна», свободные".


Юрий Юров - боцман 1 грота

У боцмана Крузенштерна - вид внушительный, нога 47-го размера, серебряная серьга в ухе, потому что за плечами две кругосветки через мыс Горн. А голос такой страшный и сиплый, что, когда он своим Первым гротом на аврале командует, юнги поначалу с верхнего марселя в обморок от ужаса падают. 

Из заметок Михаила Кожухова: Но потом привыкают. Потому что боцман - человек вообще-то добрый, отзывчивый и очень ранимый. И, кстати, хотя в личном общении разные замысловатые слова может употребить, на авралах сдерживает себя, остается в границах нормативной лексики, чтобы не травмировать курсантскую психику. 
Это они сами себе взрослыми кажутся, а ведь дети детьми, и на реях им при сильном ветре поначалу и без его рыка страшно. «Стоп так!» - сипит он во всю мощь своих легких. Откуда это выражение взялось на «Крузенштерне», почему не просто «стоп», а именно что «стоп так»? Никто не помнит. Традиция.

Боцман, «человек лодки» (boats man), тоже самый главный на корабле. Это ведь на каком-нибудь там Catty Stark все паруса электрические механизмы растягивают, а тут всё вручную, всё на глазок, всё по его команде. Ну, и вся палубная работа, покраска, починка - тоже.

Так вот, идем мы как-то с ним Ла-Маншем. Погода отличная, ветер в паруса. Курим, говорим о прекрасном. Юръюрич все на бом-брамсель поглядывает: не нравится ему, как бом-брамсель поставлен.

- Нечестно как-то получается, - говорю я. - Сколько мы с тобой ходим, а ничего нашим именем до сих пор не назвали. Ни единого мысочка, ни одного островочка. Что ты об этом думаешь?

- Так я думаю, что это несправедливо, - подумав немного, решительно отвечает он.

- А давай, - предлагаю, - мы тогда нашим именем Ла-Манш переименуем? На том и порешили. Но французишки с англичанишкам, эти пендосы проклятые, наше предложение отклонили. А как вы хотели? Санкции.

 
Михаил Кожухов

Оставьте интересный комментарий

Политикой конфиденциальности
  • Ваши персональные данные не будут переданы третьим лицам.
  • Отправляя заявку, вы соглашаетесь с получением информационной рассылки от Клуба (рассылка осуществляется не чаще 2 раз в неделю). В любой момент вы сможете отписаться от рассылки.
  • При отправке заявки вы принимаете условия того, что вам могут отказать в путешествии без объяснения причин.

Читать полностью Политику конфиденциальности




А я бы с радостью писал вам письма!

Одно-два в неделю, не больше. Только вот адреса не знаю...
Вот о чем я буду писать вам:

Расскажу о грядущих ярких и удивительных путешествиях клуба.

Уведомлю вас о лучших публикациях в нашем блоге.

И, конечно же, приглашу как своих друзей на закрытые мероприятия клуба.

Оставьте скорее свой email

и ждите рассылку по четвергам

Спасибо, я уже подписан

Так-то лучше!


Первое письмо от меня уже у вас на почте…

* Если вы не получили письмо, проверьте, пожалуйста, правильность написания e-mail