Миядзаки ничего не придумывал
01.06.2016 1209
Истории

Миядзаки ничего не придумывал

Он просто срисовал это всё, каждую деталь, которую можно рассматривать бесконечно

Вера Благая
Вера Благая

Вера Благая

Член Клуба путешествий Михаила КожуховаВсе материалы автора

В последний день я не могла надышаться и отдышаться от Японии, разевая рот как рыба. В который мне напоследок, считая, что я не получила достаточно впечатлений, положили фугу, жаренную на тепане с саке и сливочным маслом (очень вкусно, кстати). И эта последняя точка стала отправной в начале осознания всей необычности путешествия с самого его первого дня.

Садясь в самолет, я ожидала от Японии гораздо большего: представляла себе роботов, снующих по улице, такси, летающие в воздухе и неоновые вывески с сутрами в небе. Ждала знакомства с монахами, медитирующими на вершине мира и хлопающими одной ладонью. Я думала, что не пойму ничего и не разберусь ни в чем, и мне надо будет привязать себя веревкой к мужу (речь идет о небезызвестном вам Кирилле Самурском - прим. Клуба), чтобы не потеряться в броуновском движении Токио.

тур япония

Из аэропорта мы приехали в самый центр Токио, в дом чудесной семьи, друзей мужа. Меня встретили двухэтажные постройки, зелень отцветшей сакуры вдоль реки, пение птиц и редкие прохожие. Я в растерянности, после бессонного девятичасового полета озиралась вокруг – парки, сады, крошечные забегаловки с заказом еды на потертых автоматах, маленькие магазины, которые сменились тихой ночью и воздух стал похож на витраж от запахов цветов, а в небе появился Цукиёми, бог луны. Пешеходные переходы тихо играли две ноты, а подсвеченные вендинговые машины с напитками благодарили за покупку и кланялись. Садись на тротуаре и медитируй в самом тихом месте на Земле. И это что - Токио?!

На следующий день муж вместе с несколькими проездными радостно выдал различные схемы транспортного движения в Токио, от которых у меня разъехались глаза в разные стороны как у рыбки Поньо. Если разобраться в этих маршрутных клубках, можно навсегда распрощаться с Альцгеймером, решила я и благополучно засунула их глубоко в рюкзак, а себя пристегнула карабином к Кириллу. И еще одним, на всякий случай.

тур япония

Следуя за ним, как утенок, перескакивая с ветки на ветку по непонятным стрелкам, разным цветам, эскалаторам, лифтам и лестницам я вышла наконец полуживой из станции и замерла… Вокруг взорвался мир. Огибая застывшую меня, словно муравьи препятствие, струился многотысячный поток людей, шумящий, смеющийся, перекрикиваемый десятком экранов под небом. Над людскими головами зависали смартфоны и камеры – люди фотографировали самый оживленный перекресток в Японии, а, может, и в мире - Сибуя, на который смотрит уже почти вечность, ожидая хозяина, еле видный в табачном дыму, верный пёс Хатико.

тур япония

Громадные торговые центры, девушки-зазывалы с пронзительными голосами, маленькие японские сладости и громадные американские десерты, запутанные переулки, аниме-фрики, рестораны от земли до неба в небоскребах, рычащие ламборгини и феррари, китайцы в кимоно и юноши в дзика-таби – обуви на плоской подошве из «двух» пальцев, девочки с зелеными волосами, школьники, старики, бесчисленное количество бутиков с луи вюиттон, оглушительные и оглушающие патинко – залы с разноцветными, мигающими и невероятно шумными игровыми автоматами для взрослых, магазины-аниме с журналами как учиться рисовать кавайных котят и с порно-хентаем и фигурками полуголых пышногрудных мультличностей, ларьки с мороженым из зеленого чая или черным из кунжута, самая высокая башня с мультимедийными развлечениями и в прямом смысле сногсшибательным полетом из пушки над Токио 2100 года (я закрыла глаза и зажала рот, что там было – рассказали потом друзья), самый старый сохранившийся переулок с деревянными крошечными барами на несколько человек в сигаретном дыму – это всё «садовая» линия города. Уффф. За один раз выпить этот коктейль из хаоса живых людей, звуков, цвета, мерцаний и миганий, перекрестков невозможно, как и напиться им.



Как круги, расходящиеся по воде, с каждым днем мы уезжали дальше от центра – здания становились ниже, голоса тише, люди засыпали в вагонах, в окнах появлялись крыши храмов. Еще час езды – и мы в другой префектуре. Рисовые поля, онсэны с горячими источниками посреди травы и деревьев, дома с татами на полу и стенами с расписными журавлями. Сайтами - здесь рисовали Тоторо и тут живет Миядзаки. И дача самого чудесного и гостеприимного японца на свете. После шумного многолюдного обеда, я взяла велосипед и, разинув рот, отъехала на пять минут от дома. В итоге два часа не могла вернуться обратно, наворачивая круги по живописным ландшафтам, окруженных горами и среди залитых водой рисовых ростков, кланяясь прохожим, одним и тем же по несколько раз, постоянно проезжая нужный крошечный съезд из множества. Наконец, насмотревшись вдоволь и взмолившись синтоистским богам кустов вдоль дороги и Тоторо, они расступились передо мной и я свернула к дому. А ночью, сходив через поля в природный онсэн к Юбабе – кто лежал на горячих камнях, кто в горячей воде, а я спала на столе массажиста, - мы смотрели на звезды из гамака и слушали тихую японскую музыку. Ну и пили, понятное дело. Местное пиво на удивление вкусное, сливовое вино разнообразно, сакэ пьют теплым и холодным (хорошее холодным, плохое теплым), есть крепкий напиток сётю на рисовых дрожжах, а вот красное сухое японское вино совсем не понравилось, кислое и дорогое. Но, к счастью, тут продается и французское.

тур япония

Мы продолжали уезжать всё дальше. Синкансэны с разными мордами – вытянутыми, тупыми, закругленными, белыми, самыми новыми зелеными, только что запустившимися по линии до Хоккайдо, в которых закладывает уши и захватывает дух. Ну и еще немного подташнивает. Горы, храмы, усыпальницы, святилища. Красные мосты, перекинутые через реку, крыши из золота и курильницы с драконами. Мы удачно попадали в самые посещаемые места, когда они абсолютно безлюдны - в дожди и туманы, в висящие на уходящих в небо соснах и стекающие с вершин гор. Таинственные, святые, с шепчущими в шуме ливней духами. В жаркий же солнечный день там кишат толпы – туристы, японские, европейские, китайские, батальоны школьников с экскурсиями и пытающимися практиковать английский и раздающие туристам сделанные ими оригами, открытки с просьбой написать письмо, рассказать о себе или сфотографироваться. В дождь всё куда романтичнее.

Друг довез нас до Фудзисан в трейлере, в секретное место, из которого открывается самый невероятный и самый близкий вид с горы, где находится заброшенная станция-натуралистов, с застывшим во времени древним автоматом с напитками, запыленной коллекцией насекомых и сброшенных шкур змей и окруженной озерами, под которой расстилается бесконечный лес «Море деревьев» - таинственный лес-самоубийц, в который уходили умирать или просто терялись. Говорят, что в этом лесу много залежей железа, поэтому компасы не работают и выбраться невозможно, и там до сих пор можно натолкнуться на останки погибших людей. Не ходите, дети…

Оттуда мы отправились в город Кофу, где по словам японского друга, готовят самый лучший тонкацу, свинину во фритюре, во всей Японии. Крошечный ресторан с одним столом на четверых человек, с шестью переменами блюд. Первым идет салат, приготовленный из двадцати видов овощей, выращенный на участке дочери хозяев. Каждый овощ хитро обработан, и его корона – это маленькое яблоко, вымоченное в красном вине с сиропом. За ним идет блюдо с небольшой вязанкой гречневой лапши, соба, от которой надо отщипывать немного лапши и последовательно обмакивать в пяти видах соуса. За ним канапе из тонкого листа жареной свинины, в которую завернут крошечный помидор и полоски маринованного бамбука. Сама же тонкацу, толстая котлета, разрезается на пять частей и для каждой части своя история, одна из которой – специально выращенный салат, у которого лист в виде чаши, идеально подходящий под размер куска тонкацу, в который надо его положить, залить тремя видами соуса, завернуть и съесть. А на десерт – особый кофе и домашнее мороженое с натертым сорбетом из замороженного яблока в вине. Ресторан оформлен миллионами вещей, даже скрученными из проволоки очками, фотографиями, снятыми владельцем и поваром, там даже стоит уличный каменный фонарь за которым видна комната, небольшая кухня, где хозяин готовит в дыму и пару, а ему помогает жена, рассказывая гостям придуманную ими вкусовую последовательность. Там еще и туалет необычный – в нем можно жить: в раковине цветные шарики, стоит бумажный фонарь, лежат книги. Кажется, что это место было бы отличной иллюстрацией для мультфильмов Миядзаки. Вообще, заново рассматривая его мультфильмы, понимаешь, что он ничего не придумал – он просто срисовал это всё, каждую деталь, которую можно рассматривать бесконечно.

тур япония

Вообще, еда в Японии разнообразна, но в настоящих японских местных забегаловках, куда ходят только японцы, сложно найти, чтобы предлагали все виды блюд разом. Обычно они больше специализируются на чем-то одном, и каждый оттачивает свои вкусовые особенности в приготовлении, и перед самыми популярными в своей области могут стоять приличные очереди.
Причем, у каждого блюда своя история. Наверно, самая популярная еда – это рамэн. Лапша в бульоне. Современный ее быстрый вариант приготовления придуман в послевоенной Японии, когда население голодало, и в очереди за лапшой стояли толпы людей. В рамэнных предлагаются различные варианты лапшы с супом –в супе с солью, в супе с мисо, с соевым соусом или в вываренном бульоне из свиных костей (самый вкусный для меня). Туда же кладутся добавки из овощей, мяса, водорослей, яйца и получается калорийный фастфуд. Однако, со своей культурой и историей. Если вы не смотрели фильм The Ramen Girl, который очень любит наша подруга-японистка, то он целиком посвящен тому, как научиться готовить лапшу, однако всё это показано через художественную линию принятия культуры, людей и себя в мире. В общем, целая религия этот рамэн и дух Японии. Наша русская подруга и ее прекрасный муж японец очень любят рамэн и ищут везде самые интересные и лучшие места с ним.

тур япония

Конечно, популярен рис – вареный, с карри, с сырым яйцом и соевым соусом, суши, сашими, лапша удон и соба, якитори – те самые маленькие шашлычки из птицы, которые бывают и из свинины, темпура – овощи и мясо в кляре, набэ – японский вариант фондю, когда блюда жарятся или варятся в общем горшке с овощами и грибами в середине стола, к которым относятся сукияки и сябу-сябу, жаренные пельмени гёдза, японские драники и пицца одновременно – лепешка окономияки, и якинику – ассорти из различных видов мяса или рыбы, жареные на решетке и открытом огне в центре стола и тепаньяки – еда, приготовленная на плоском тепане в центре стола.
Вообще, японцы делят всю заказанную еду на столе между собой и я попала однажды в неловкую ситуацию, когда по незнанию заказала салат и начала есть его в одно лицо. Ну и, конечно, есть европейские и американские рестораны.

Голодным в Японии остаться невозможно, еда вкусная и качественная везде, и благодаря тому, что в каждом ресторане, в каждом городе, в каждой префектуре свои индивидуальные особенности – ты никогда не перестанешь открываться для себя новое. Я вот вернулась домой с несколькими лишними килограммами.

тур япония

Но во всем водовороте и разнообразии Японии мое сердце осталось в одном тихом, мистическом месте в горах. Платформе на станции «Башня у болота» в Хаконе, где ходят старые-престарые двухсоставные вагончики, то ли трамвая, то ли поезда. Туннель, поросший мхом, мост, заброшенный дом и магазин, где все осталось как есть, будто люди в один момент исчезли, кладбище на вершине, лес со святилищами, бесчисленным количеством каменных статуй лягушек с лягушатами, усатыми драконами у священных родников и ласковыми карпами в крошечных прудах, которых, как открыла одна милая девушка, можно гладить, а они будут поднимать голову из воды и просить погладить их еще. И все это переплетено лентой громкой, широкой и пенистой реки с порогами-водопадами, камнями, покрытыми мхом и стволами упавших деревьев. И вот в этой тишине гремя колесами по рельсам, подходит древний поезд красного цвета, затихает, раздается свисток, кондуктор в белых перчатках, высунувшись из дверей, кричит, что поезд отправляется, и с лязгом вагоны медленно пыхтят дальше, исчезая в горном туннеле. И опять наступает тишина – шум реки, перелив ручьев, пение птиц и шум ветра в соснах. Мы возвращались сюда дважды, и даже во второй раз я не могла поверить, что я здесь… И что так бывает на свете.

тур япония

В нашем японском путешествии мы испытали землетрясение в Токио, пели в японском караоке в прекрасной компании, медитировали в буддистском храме при крематории, были в сердце японской телерадиокомпании и на ее русском радио, прослушав в эфире, с озвучкой нарезки овощей и их шипения в масле при какой температуре надо правильно готовить темпура: «Налейте масло в сковороду и нагрейте до 160 градусов Цельсия. Капните в масло немного кляра. Если кляр опустился на дно, а затем сразу всплыл, значит масло нагрелось до нужной температуры» (Не знаю, зачем мне это).

Благодаря приглашению замечательной подруги мужа, оказалась в храме, где появилась манэки-нэко – манящая кошка с поднятой лапкой, в честь которой названа наша хвостатая стерва. Катались на только что запущенном синкансэне и в только что открывшемся медиаразвлечении Sky Circus, откуда открывается невероятный вид на Токио и можно полетать из пушки над городом 2100 года и постоять на вершине Фудзи. Разобралась в схеме общественного транспорта (пока, Альцгеймер) и стала ориентироваться в маршрутах поездов и выходах из метро лучше, чем в России, ездив одна по пригородам и городам. Бегала за зефирными гейшами, прижав руки к груди от восторга. Пила сакэ из граненых стаканов, сливовое вино с бананом и ела гнилые бобы натто. Запускали самовар на крыше дома в сердце Токио, жарили блины и драники хозяевам, ели вкуснейший борщ из японских овощей, сделанный гостеприимной хозяйкой дома, и печенье с Чебурашкой. Ездили в доме на колёсах. Видела якудза и самый громкий фестиваль в Японии. Пели с друзьями-японцами гимн России. Кормили оленей и гладили карпов в лесном пруду. Работали по своему проекту в ботаническом саду среди лепестков роз, у горной реки и на песчаном берегу океана. Познакомились с двумя отличными девчонками из Москвы. И закончилось все это рыбой фугу.
Или только началось.

Вера Благая
Фото Кирилл Самурский

Кирилл Самурский

Оставьте интересный комментарий

Политикой конфиденциальности
  • Ваши персональные данные не будут переданы третьим лицам.
  • Отправляя заявку, вы соглашаетесь с получением информационной рассылки от Клуба (рассылка осуществляется не чаще 2 раз в неделю). В любой момент вы сможете отписаться от рассылки.
  • При отправке заявки вы принимаете условия того, что вам могут отказать в путешествии без объяснения причин.

Читать полностью Политику конфиденциальности




/upload/iblock/efb/efbdabd2e2603d0a85949f89f2dbc279.jpg
12 ноября в Московском планетарии состоялась премьера документального спектакля “Моменты моря. С ветром на ты”
  • 15.11.2017
  • 152
Клуб Путешествий Оно все в какой-то ауре любви
12 ноября в Московском планетарии состоялась премьера документального спектакля “Моменты моря. С ветром на ты”
А я бы с радостью писал вам письма, если оставите e-mail:

Спасибо за подписку!

Теперь вы будете в курсе всех новостей Клуба!