На далёком Севере
22.07.2015 900
Направления

На далёком Севере

На далёком Севере ходит рыба-кит. А за ней на моторных лодках – морские охотники-чукчи.

Они добывали зверя всегда, сколько помнят об этом их легенды и сказки. Кита, морского зайца, моржа и нерпу. Этим и жили – в отличие от чукчей оленных, у которых уклад жизни, язык и традиции чуть другие. Близ села Лорино есть место, где раньше жили морские охотники. Так вот: там сохранились ледники, устроенные из голов и рёбер гренландских китов. Как добывали они этих гигантов на своих утлых байдарах, как тащили к берегу многотонные туши, откуда брали столько силы на это? Загадка.

 
В советские времена вдоль берегов Чукотки ходило промысловое судно. Снабжало китовым мясом поселки: в маленькие привозило по туше, а в большие - по две-три. И морские охотники тогда забыли промысел. У стариков не стало нужды бросать гарпун, а молодым было неинтересно учиться. Потом русский капитан китобоя умер, судно пришвартовалось к берегу, и мясо совсем кончилось.

Тогда Оттой с товарищами обошли стариков, расспросили их обо всём и стали сами учиться бить кита. Теперь у них квота – 56 штук в год. И зарплата, которую государство им платит за то, чтобы охотники добывали пропитание для других чукчей.
Они выходят в море на алюминиевых лодках с мощными моторами-«ямахами». Вглядываются в горизонт, ищут кита, торопятся за ним. Человек непривычный его вообще не увидит, а они наловчились. Кит всплывает вдохнуть секунды на три-четыре, не больше, и снова ныряет в воду. Вот тут-то рядом и должен оказаться охотник, метнуть гарпун. Если бросок точный, древко гарпуна отлетает в воду, а в шкуре кита застревает наконечник, к которому на длинной веревке привязан круглый нетонущий шар. Потом ещё и ещё, пока кит не устанет таскать за собой шары и, обессиленный, не ляжет на поверхность воды, чтобы принять смерть. Тогда три лодки цепляются друг к другу, к последней привязывают добычу и тянут её к берегу.

А там уже весь посёлок с ножами и ведрами. Как только кита трактором вытаскивают из воды, начинается разделка. Ценится всё: и кожа со слоем сала, и мясо, и внутренности, и даже китовый ус. А в особенности – язык. Он у серого кита самый вкусный. На разделке работают все, у кого есть силы, но каждый сам за себя. Принцип такой: бери бесплатно, сколько нужно твоей семье, чтобы пережить зиму. Не успел сегодня – не беда, завтра морские охотники снова пойдут на промысел, чтобы добыть ещё, всем хватит. А на другое мясо, которое привозят морем в магазины, на Чукотке денег ни у кого нет: цены тут вдвое-втрое выше против московских. Да и не любит никто здесь никакое другое мясо.





Михаил Кожухов
Михаил Кожухов
Журналист, путешественник, президент Клуба

Все материалы автора




Смотрите также

/upload/iblock/2d7/2d7b74a4f40cdb792aa86555aeb58f4e.jpg "Рейкьявик – горсть раскиданных детских кубиков": почему в Исландию стоит возвращаться
/upload/iblock/a84/a843a660b55c4a18c9f48a27135a5372.jpg Счастье по-ирландски: "Здесь важен не фасад, а то, что внутри"
/upload/iblock/d03/d03a8c2ebd431bd8bd807045b3dbdc9e.jpg Станислав Кучер: "Знакомство с Далай-ламой подтвердило, что по-настоящему большие люди очень просты в общении"
/upload/iblock/ba2/ba2d3728db1f4083dcdbe4d44fd1e1c0.jpg Говорим “контраст”, представляем Чили: чего ждать от самой южной страны в мире
/upload/iblock/eab/eabc2aafb32dfd956972c71d9ce409cb.jpg "Это береговая болезнь, понимаешь? Нас тошнит, когда не качает": репортаж с премьеры спектакля "Моменты моря. Восемь мачт"
/upload/iblock/f7c/f7ce5f172644caa371a0db6e0d2cba92.jpg Верхом на мопеде: невероятная история бабушки Лены, которая открывает мир в 90 лет
А я бы с радостью писал вам письма, если оставите e-mail:

Отлично!

Вы подписаны.