“Он прекрасен в любое время года”. О священных местах, эко-отелях и будущем Алтая
15.06.2020
Интервью

“Он прекрасен в любое время года”. О священных местах, эко-отелях и будущем Алтая

Даниил Безденежных – автор и продюсер проектов “Хранители Алтая” и “Хранители России”, член Русского географического общества, руководитель более 50 путешествий и экспедиций по Русскому Алтаю. В преддверии поездки на Алтай с Ташей Строгой мы поговорили о проекте “Хранители Алтая”, о смеси культур и будущем, которое ждет республику.


Расскажи про свой проект “Хранители Алтая”. 

Все, что связано с проектом “Хранители Алтая”, было преддверием фильма, который мы делаем сейчас – про Василия Сапожникова, открывшего Алтай всему миру в начале 20 века. Он сделал первые фотографии Алтая, нарисовал первые карты Алтая, написал первый путеводитель. Почти все ледники Алтая открыл он. Для того чтобы подготовиться к этому проекту, мы с командой решили снять людей, которые живут на Алтае. Нам хотелось, чтобы о них узнало как можно больше людей. Кто-то из них уже был известен – например, художник-странник Николай Чепоков, а кто-то появился на экране впервые. 

Затем у нас была отдельная экспедиция, в ходе которой мы снимали интервью – от избушки к избушке. Восемь героев. Директор Алтайского биосферного заповедника, который занимает 10 % территории Республики Алтай и входит в число объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Писатель Андрей Коробейщиков – сибирский Кастанеда, который рассказывает о клане воинов-шаманов Тай-Шин. Раиса Павловна Кучуганова – совершенно замечательная бабушка, которая сохраняет традиции и обряды староверов до сих пор. Когда ты находишься рядом с ней, ощущение времени совершенно пропадает, и этот эффект работает как на спортсменов, так и на ценителей старообрядческой культуры – абсолютно на всех. Затем мы сняли кочевников, хранителей древних святилищ Калбак-Таш, где хранится самая большая коллекция рунических надписей в России. 

У нас не было цели снять кино для кинотеатров. Мы думали, что снимем кино, получим какой-то опыт и отправим его в YouTube. В итоге получилось так, что мы представили короткую версию 2017 года в лектории на Лубянке – в Русском географическом обществе, и это был абсолютный аншлаг. Потом мы сделали расширенную версию, и картина прошла практически по всем кинотеатрам России. Затем ее купил холдинг “Первого канал”.

Ну, а нам было очень приятно рассказывать про этих людей. Мы получили много опыта в киноистории: как продвигать, как рассказывать, узнали о каких-то тонкостях. Основная концепция – это фильм о людях, которые сохраняют природу, священные места и наследие Алтая. Таких много, я вам рассказал лишь о некоторых героях, кого хотелось и удалось показать. В следующем фильме мы уже старались глубже в эту тему зайти. 


17085406945_f8c4ffbb3d_k.jpg


На Алтае же какая-то дикая смесь культур...

Это правда, потому что на Алтае было все: от зороастризма до буддизма, язычества, шаманизма, православия, старообрядчества. И он довольно маленький – всего 200 тысяч человек на всю огромную территорию республики. 

Первые коренные жители – это алтай-кижи. Кижи – это алтайский народ. Есть теленгиты, тубалары, телеуты, кумандинцы – это все малочисленные народы, каждый со своей историей. Теленгиты ближе к монголам, они были личными охранниками Чингисхана. Кумандинцы – финно-угры, и к алтайцам особо отношения не имеет. Дикая смесь культур.

Причем какое-то село задел буддизм, в какое-то село пришли старообрядцы. Где-то православная миссия до революции сделала свое дело. Где-то сохранился шаманизм или язычество в своих исконных форматах. Ты можешь передвигаться по Алтаю, каждый день погружаться в разную культуру и видеть исходные формы, не затронутые цивилизацией. Например, буддизм у них в формате бурханизма – тот, что пришел 300 лет назад. А шаманизму, например, тысяча лет и он практически не менялся. 


То есть остатки влияния шаманизма и тибетско-монгольского буддизма все-таки чувствуются.

Мой друг Саша Федоров в этом году доделывает фильм про бурятских, алтайских шаманов. Это должно быть интересно. По поводу шаманизма. 90% того, что мы можем увидеть сегодня, это, естественно, коммерция. Шаманов вообще немного осталось, потому что сначала их уничтожали джунгары, потом их уничтожала советская власть. Им было непросто жить и осталось их совсем немного. Есть белые и черные шаманы. Белые могут обращаться и к Нижнему, и к Верхнему миру, а черные только к Нижнему. Вот белых, по-моему, вообще не осталось. Но не нужно думать, что Нижний мир – это плохо, а Верхний – хорошо. Они просто есть, эти миры, никакой из них не лучше. 


6174863698_9455fc008c_k.jpg

Есть перспектива превратить Алтай, грубо говоря, в российские Альпы? Это безумно красивые места, но туда сложно доехать. 

Вот мы сейчас занимаемся эко-отелем. Строим купольные дома в одном из самых красивых мест Алтая, откроемся в середине лета. Я давно мечтал, чтобы в этом месте был отель – он равноудален от основных достопримечательностей Алтая. Если остановиться там, то не нужно каждый день собирать чемодан и переезжать с места на место. Ты живешь с видом на снежные вершины в комфорте и каждый день катаешься либо к марсианским пейзажам Кызыл-Чина, либо к ледникам. 

Есть две стороны. С одной стороны это здорово, что инфраструктура развивается, и эко-отели точно лучше турбаз, где люди все равно загрязняют природу так или иначе. Но Алтай неизбежно станет туристическим. Я помню Нижнюю Катунь, которая сейчас вся в туристических базах, а 25 лет назад там едва ли одна машина в день проезжала. 

Но если говорить не про природу, то, конечно же, туризм это хлеб. Это развитие, это возможность отдать своих детей в университет, возможность построить нормальный дом. Но чтобы предотвратить наплыв, мы с правительством сейчас работаем над расчетом нагрузки на территорию. Работать это будет так. Допустим, мы создаем туркластер в Курайской степи, где, скажем, будет десять турбаз на 800 мест. Соответственно, больше чем 800 человек в день там быть не должно. Если будет больше, то начнется необратимое влияние на экологию места. 

Я думаю, что обязательно нужна хорошая инфраструктура, но с другой стороны, нужно ограничить посещение. Если просто построить кучу баз, учитывая, что страна потихонечку закрывается, Алтай может стать муравейником, чего я очень не хочу.


А кто в основном приезжает на Алтай? Кто это люди, с каким запросом?

Вообще турпоток на Алтае – два миллиона сто тысяч человек в год. Из них примерно 18-25 тысяч – это иностранные туристы. Меньшая часть – это туристы из Европейской части России, в основном, Москвы и Питера. А бОльшая часть, которая не забирается далеко, а путешествует рядом с Горно-Алтайском – это туристы из соседних регионов. Если говорить про иностранцев, то они знают Чуйский тракт, который входит в топ-10 самых красивых дорог мира по версии National Geographic, они знают Телецкое озеро, потому что это объект ЮНЕСКО. Это самые популярные места. А так они в основном проезжают дальше – до Монголии и Китая.


sergei-wing---Bb5548f6c-unsplash.jpg


Перевалочный пункт.

Один из пунктов. Проехать по Чуйскому тракту для многих любителей мотоциклов – это прямо крутая галочка. Проехать Дакар, Чуйский, и дальше через Монголию до Пекина. Либо это туристы-путешественники, первопроходцы, которые в российскую глубинку попали совершенно случайно. 

Когда ты едешь во Францию, то обычно говоришь, что в Париже хочешь на Эйфелеву башню, зайти в Лувр, прокатиться по Сене, потом, скажем, в долину Луары попить вино и в Нормандию поесть устрицы. Или в Германию попить пива. Алтай в этом смысле совершенно не раскручен и люди едут в очень абстрактное место, не понимая, что они от него хотят. В лучшем случае – побыть наедине с природой или почувствовать “место силы”. Абстрактные очень истории. Но каждый для себя здесь что-то находит. 


А вы на выходных сами в горы выбираетесь?

Я очень люблю просто уехать от всех, погулять в тех местах, где никого нет. Но я в этом смысле – не выборка. Если говорить про самих алтайцев, многие из них, кто живет в Горно-Алтайске, никогда не были, скажем, в тех местах, куда поедут в восьмидневном туре, не говоря уже о самых отдаленных. То есть, алтайцы, которые живут в Улаганском районе, знают Улаганский район. Те, кто живет в Усть-Коксинском районе, знают Усть-Коксинский район. 


alex-kotomanov-pCgQBi-wvTU-unsplash.jpg


Как тебе кажется, на Алтай лучше самостоятельно не ехать?

Если хочется все-таки погрузиться в Алтай и понять, что это такое, ты сам не составишь правильный маршрут, не поймешь, как переезжать из одной точки в другую – это будет безумно дорого. То есть, например, мы едем на плато Укок, где аренда “Урала” может стоит 150-200 тысяч. Мы эту сумму разбиваем на нное количество человек. Если же человек один арендует “Уазик”, ему придется заплатить тысяч 50-60 на одного. Более того, через многие дороги он просто не проедет на своей машине. А пересечь на катере Телецкое озеро, скажем, стоит 30 тысяч рублей. Эту сумму можно разбить на команду, либо заплатить одному. Дорого.

Одному можно ехать на Алтай, если ты – походник. Это тоже здорово, но это либо для “советских туристов”, либо для молодежи. Все, кто посерединке, скорее разочаруются, потому что просто не поймут, куда ехать, выберут что-то не то или им будет сложно на месте разобраться с чем-то, или будет слишком дорого. 

Если ты опытный путешественник и понимаешь, какой отель стоит бронировать, как добраться из одной точки в другую… Как-то раз я разрабатывал экспедицию по Узбекистану. За три недели я посмотрел все от Чимганских гор до Бухары. Это был формат приключения. Поэтому, если ты готов к таким приключениям, где может произойти все что угодно и ты можешь повстречать совершенно разных людей, как плохих, так и интересных, потому что сходишь с маршрута и выделяешь время спонтанности, то это круто. Но это скорее единичные истории. 


Когда самая красота – осенью, летом, зимой или весной?

Весной очень здорово, потому что цветет маральник – очень красивая “алтайская сакура”. Июнь хорош тем, что цветет очень много разных растений, цветов, но еще могут идти прохладные дожди. В июле все отцветает и становится довольно жарко. В августе самая устойчивая погода, алтайцы начинают сенокос: меньше дождей, и уже не такие мутные реки. Вот мы, например, всегда стараемся делать поездки в конце июля и в августе. Сентябрь для фотографов очень крутое время – реки становятся бирюзовыми, а лиственницы – золотыми. Почти нет туристов и еще тепло. Зимой вообще никого нет: тишина и совершенно другая природа. Поэтому я думаю, что Алтай всегда красив, надо просто выбрать время года по душе. 


Таша Строгая



Клуб Путешествий
Клуб Путешествий
Клуб Путешествий Михаила Кожухова

Все материалы автора




Смотрите также

/upload/iblock/eb4/eb4e2d228cee4f37e1bb3c82cec7d983.jpg Казань и окрестности брал: тысячелетняя история, национальный колорит и чак-чак
/upload/iblock/777/7776464e462892b4ee67fb950f7c38d0.jpg “Уважающее себя издание вряд ли поедет в массовый пресс-тур”. Редактор журналов о путешествиях Анна Черникова – о правилах организации выездов для журналистов
/upload/iblock/721/721080a13482fa237c4067dcfa1d5287.jpg “Как выбрать среди чудесных дней – самый чудесный? Я выбираю всю жизнь целиком”. Интервью Славы Полунина Михаилу Козыреву
/upload/iblock/35c/35cf7662fc5f6b2468194e10547a56d9.jpg “Клуб – это платформа, которая дает людям возможность немного по-другому посмотреть на мир”. Интервью с Армандсом – лучшим гидом в Риге
/upload/iblock/295/2950d41f83cf5e2c7592d03cf852123b.jpg “Если увидите пять человек с пятнадцатью чемоданами – это либо грек, либо итальянец”. О национальной кухне, семейных тавернах и институте брака в Греции
/upload/iblock/496/4963e29ea0dbdd17fee22b21c4d8235f.jpg Как измерить успешность корпоративного выезда? Кейс Клуба путешествий Михаила Кожухова для аудиторской компании ФБК


  1. О наших самых интересных предстоящих путешествиях.
  2. О лучших публикациях в нашем блоге.
  3. О закрытых для посторонних встречах Клуба.
Оставьте ваш e-mail:



А я бы с радостью писал вам письма, если оставите e-mail:

Отлично!

Вы подписаны.

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные. Подробнее
+