“Седов” – это барышня-гуманитарий, склонная к авантюрам
03.08.2018 2329
Интервью

“Седов” – это барышня-гуманитарий, склонная к авантюрам

Михаил Кожухов рассуждает о соперничестве двух парусников и о том, почему каждая экспедиция – это путь к лучшему себе

Даниэлла Окуджава
Даниэлла Окуджава

Даниэлла Окуджава

Руководитель отдела продвижения Клуба путешествий Михаила КожуховаВсе материалы автора

Михаил Кожухов – семикратный участник экспедиции под парусами “Крузенштерна”, он снял на борту барка документальное кино, дал сотни интервью на радио, телевидении, в прессу. В июле этого года Михаил впервые прошел морем на “Седове” – паруснике, который принято считать главным конкурентом “Крузенштерну”. Сам признается, что шел с опаской. Полюбить во второй раз, не оглядываясь на первую любовь, – не так-то просто. Мы встретились с Михаилом сразу по возвращении с “Седова”, а он с порога: “Оба лучшие!”.


Моряки говорят, что все корабли по сути своей – женщины. Сейчас, побывав и на «Крузенштерне», и на «Седове», можете повоображать, какие они женщины?

«Крузенштерн» – это барышня, которая закончила технический или физико-математический университет, очень организованная, успешная, следящая за собой, стильная. Недотрога. «Седов» – скорее, барышня-гуманитарий, романтическая натура, которая может появиться на работе два дня подряд в одном и том же платье и иногда без накрашенных ресниц, склонна к авантюрам. Возможно, разведена.


IMG_5401_новый размер.jpg

А какие женщины вам ближе по духу?

Мне нравятся всякие. Кто-то умный сказал: честные люди любят женщин, обманщики обожают их.


У вас разрушились какие-нибудь собственные стереотипы о “Седове”? Тем более, до это вы семь раз ходили на “Крузенштерне”.

Прежде, когда я встречал «Седов», я был вовлечен в соперничество двух барков, которое существует на протяжении многих лет, и предвзято смотрел на него, подозревая некую в нем расхлябанность, отсутствие дисциплины на борту. Но это оказалось совершенно незаслуженно. Действительно, обстановка на «Седове» чуть мягче, свободнее, чем на «Крузенштерне». В этом году «Седов» поменял судовладельца и порт приписки – с Мурманска на Калининград. Я все думал, каково морякам теперь? Приходится ведь ездить в другой город, принимать чужие порядки. Оказалось, я придавал этому слишком большое значение. Атмосфера доброжелательности, радушия, готовности помочь и, что самое важное на этих кораблях, отклик людей на искренний интерес к их работе, ничуть не уступает тому, к чему я привык на «Крузенштерне».


IMG_4165.jpg


Наверняка им немного тяжело расстаться со старым порядком. Я слышала, «Седов» отличает от «Крузенштерна» тяга к сохранению исторического облика. В чем это выражается?

Я думаю, это, скорее, некий консерватизм людей, которые работают там десятилетиями. Потому что исторический облик «Седова» – это грузовик, предназначенный для перевозок пшеницы и селитры. Тогда нужно сломать все каюты, актовый зал, и оставить большой трюм, вернуть азбуку Морзе. Потому, когда седовцы говорят об историческом облике, они скорее имеют в виду барк образца 1981 года, когда «Седов» после 6-летнего ремонта опять вышел в море. Вообще это, конечно, сложная проблема, она касается не только парусников, но и, например, зданий — до какой степени сегодняшнее может вторгаться в изначальное, чтобы объект считался подлинником? Но вот я, например, был в Ставангере на Santa Maria Manuela, португальском рыболовном паруснике 1937 года, который внешне выглядит точно также, как и в момент постройки. Но внутри это современное судно, где, кстати, тоже есть практиканты, их каюты отделаны чистеньким светлым пластиком, а кают-компания обставлена мебелью из «Икеи». И судно нисколько не теряет ни своей истории, ни обаяния. Но какой-то разумный “баланс вторжения” при ремонте должен быть соблюден.


На “Седове” работает легендарная палубная команда – многие моряки отдали барку по 20-30 лет. Их консерватизм можно понять. Проявляется ли как-то северный мурманский менталитет?

Они чуть-чуть более замкнуты, как и положено северянам. Но ходить 30 лет в море под парусами могут только лучшие из нас. И, понятное дело, они осторожно относятся к сухопутным. Зато когда тебе удается сломить их оборону, заставить их поверить, что ты друг, что ты вернешься – они протягивают тебе руку. И открывают душу.


IMG_5331_новый размер.jpg


Эта разница в менталитете экипажа “Седова” и “Крузенштерна” отражается как-то в повседневной жизни на борту?

Мне очень понравилась на «Седове» работа палубной команды: парусные авралы там проходят гораздо спокойнее, чем на «Крузенштерне». В этом нет, может быть, той зрелищности, к которой я привык, и такого высокого эмоционального градуса. У них все как-то на удивление... в темпе вальса. И команда, конечно, дело знает. Большая заслуга прежних судовладельцев, что они сумели удержать в течение такого долгого времени профессионалов высочайшего класса.


В следующем рейсе капитаном “Седова” пойдет Евгений Ромашкин – молодой талантливый офицер, выращенный “Крузенштерном”. Как вам показалось, ему удалось примирить в себе эти два “начала”?

Евгений Ромашкин чувствует себя там уверенно и комфортно, он очень увлечен историей «Седова» и как-то проникся его духом, уважением к барку. Мне показалось, он выбрал очень правильную позицию: не делать все так же, как это принято на «Крузенштерне», а сохранить в той степени, в которой это необходимо, «седовские» порядки. Евгений Ромашкин как-то сам сказал, что эти парусники друг другу не соперники, у нас, мол на двоих - 8 мачт. А я могу только повторить свой диагноз — оба лучше!


IMG_4978_новый размер.jpg


У вас же произошла встреча с «Крузенштерном» в море. Тоже символичный акт дружбы.

Да, на «Крузенштерне» что-то пошло не так с радиостанцией, и им на выручку поехал помощник капитана «Седова» по радиосвязи, с которым мы и отправили видеообращение от практикантов Клуба. Поздравили капитана Михаила Еремченко с недавним днем рождения и я полушутя, но торжественно провозгласил: экспедиция “Клуба путешествий”, проходящая одновременно на обоих парусниках, начинает новый этап в их истории - этап дружбы и сотрудничества. Ну, за рамками регаты, конечно.


Вам удалось узнать какую-то историю про “Седов”, которую можно рассказать и станет все понятно про дух судна, про то, каких людей оно к себе призывает?

Возможно, одна из самых трогательных – история многолетнего ремонта в конце 70-х годов, когда «Седов» планировали поставить у причала и сделать из него ресторан с канканом. Конечно, люди, которые там работали, очень из-за этого переживали, но подключились кинематографисты, журналисты, и общими усилиями угроза эта была отведена. Мы, кстати, связались с Адой Лазо, которая сняла тот самый документальный фильм, спасший “Седова”. Она к нам на следующей неделе придет на интервью. Ждем с нетерпением, чтобы рассказать: о ней с благодарностью помнят на барке!


IMG_3723.jpg


После первых переходов на «Крузенштерне» вы всегда так четко говорили о том, что для самого себя обрели. Что вы привезли с “Седова”?

Кто-то из практикантов Клуба очень точно сказал, что после каждого такого похода ты продвигаешься чуть дальше по пути к себе лучшему. Я думаю, это довольно точная формулировка. К лучшему себе или к лучшему в себе. Если исходить из того, что человек над собой работает и пытается стать лучше, то “Крузенштерн” и “Седов” - естественная ступенька, чтобы это сделать.


Евгений Хавтан

Оставьте интересный комментарий

Политикой конфиденциальности
  • Ваши персональные данные не будут переданы третьим лицам.
  • Отправляя заявку, вы соглашаетесь с получением информационной рассылки от Клуба (рассылка осуществляется не чаще 2 раз в неделю). В любой момент вы сможете отписаться от рассылки.
  • При отправке заявки вы принимаете условия того, что вам могут отказать в путешествии без объяснения причин.

Читать полностью Политику конфиденциальности

Спасибо! Ваш комментарий принят!



А я бы с радостью писал вам письма, если оставите e-mail:

Отлично!

Вы подписаны.
Ждите рассылку по четвергам.