Вечный зов вершины: два подвига альпиниста Террая, раздвинувшие границы возможного
31.10.2018 504
Направления

Вечный зов вершины: два подвига альпиниста Террая, раздвинувшие границы возможного

Что делает горы легендарными? Альпинисты, совершающие невероятные восхождения. Что делает альпинистов легендарными? Горы, куда они попадают. Кажется, друг без друга эти понятия существовать не могут, каждая гора ждет своего человека. Судьба ведет его замысловатыми путями, пока он не окажется у подножия своей горы. Такова история патагонской вершины Фицрой и француза Лионеля Террая.


Лионель — один из сильнейших французских спортсменов, когда-либо поднимавшихся в горы. Основные его экспедиции пришлись на 50-60-е года прошлого века — самый значимый отрезок в истории мирового альпинизма. Начинал Террай как горный гид и инструктор по лыжам во французском Шамони. В Альпах у Лионеля было довольно много успешных и сложных маршрутов, в том числе Северная стена Айгера, но стало понятно, что подошло время более сложного вызова.


ghandrung-village.jpg

Аннапурна


Правительство Непала выдало лицензию французскому альпклубу на восхождения в Гималаях в течение весеннего сезона 1950-го. Лидером команды стал опытный Морис Эрцог, а в ее состав вошли все лучшие французские альпинисты, в том числе Террай. Задача стояла самая амбициозная: покорить гималайский восьмитысячник, чего до сих пор никому не удавалось. Но горы не воспринимают глагола "покорить", они могут лишь пустить к себе в гости, при хорошем расположении духа и надлежащих погодных условиях.


История этой экспедиции полна драматизма. Даже сама цель ее — вершина Дхалаугири при более близком рассмотрении оказалась совершенно неприступной, и французы переключились на соседнюю Аннапурну. Стоит указать и на то, что в те времена не использовали кислородные баллоны.


lionel-terray.jpg

Лионель Террай


Полтора месяца разведок и подходов, и вот, наконец, четко очерченный подходящим с океана муссоном дедлайн. Террай участвовал во всех разведках и забросках грузов. Он же оказался и в самом арьергарде, в штурмовом лагере уже выше 7000 метров. Там готовились две штурмовые двойки, и Лионель добровольно уступил первую попытку паре Эрцог-Лашеналь. На следующее утро должна была выходить его двойка, Террай-Рюбуффа.


Аннапурна просто не сдавалась. Эрцог и Лашеналь смогли подняться, но первый вернулся с посиневшими обмороженными руками, а второй и вовсе заблудился на склоне. Террай бросился на поиски, нашел упавшего товарища и привел в лагерь, где всю ночь пытался его согреть, борясь с наступающим обморожением.


Лионель отказался от восхождения и полностью посвятил себя спасательным работам. Ноги Лашеналя распухли, и Террай поменялся с ним ботинками, поскольку его обувь была на два размера больше. Разрезав чужие ботинки, он натянул их на себя, и французы начали бесконечный спуск. Силы их покидали, а погода портилась.


annapurna.jpg

Маршрут и современная фотография северного склона Аннапурны


Было все. Жажда, когда альпинисты не могли добыть воду и уже просто облизывали сосульки. Потеря сил и отчаяние, когда все отказались от борьбы, и лишь Террай яростно тропил снег, провешивал перила и вел группу вниз. Они не нашли предыдущего лагеря, но вовремя обнаружили ледниковую трещину, где смогли переждать ночной холод, вчетвером на единственном спальном мешке. Сам Эрцог пишет в своей книге об этой ночи:


"С трогательной заботливостью Террай старается уделить мне часть спального мешка. Он осознал серьезность моего состояния и догадывается, почему я сижу спокойно и молча. Он понял, что я уже отказался от борьбы. В течение двух часов Лионель растирает мне ноги. Хотя ему самому в это время грозит обморожение, он не думает об этом. Восхищение его благородством дает мне мужество. Он так много делает, чтобы сохранить мне жизнь, что с моей стороны было бы неблагодарностью отказаться от борьбы".


Борьба продолжилась, и товарищи добрались до следующего лагеря, где им помогли продолжить спуск. Уже начался муссон, вовсю валил снег, скрывая тропу. Альпинисты продолжали спускаться, однажды угодив в лавину, протащившую их сотню метров. В итоге из-за всепоглощающей белизны снега у Лионеля наступила снежная слепота, временная потеря зрения. Могучий лев превратился в беспомощного котенка, которого бережно вели под руки.


Это была экспедиция, раздвинувшая границы человеческих возможностей. И лишь благодаря силе, мужеству и самопожертвованию участников — в особенности Террая — она не завершилась трагически.


f0d3055800438de4e2e9428d5caf0848.jpg

Патагония


Лашеналь лишился нескольких пальцев на ногах, а Эрцог не только на ногах, но и на руках. Рюбуффа решил закончить со сложными восхождениями, и лишь Террай продолжал бурную альпинистскую деятельность. Теперь он обратил взор на Южную Америку. 


Своя гора пришла к Лионелю спустя два года после драмы в Гималаях. В Патагонии возвышается невероятной красоты и стройности пик Фицрой, гигантская вертикальная стела из гранита, пламенеющая на восходе. Сейчас это один из визуальных символов Патагонии, без которого невозможно представить себе ни одну современную экспедицию в те края. В феврале мы планируем подойти поближе и насладиться этим зрелищем, сложно передаваемым словами и фотографиями.


fitzroy.jpg

До середины XX века никто даже не задумывался о восхождении на эту вершину. Вертикальные стены предполагали немыслимые технические сложности и абсолютный универсализм восходителей. Но главной проблемой был климат. Высоченный пик стоит, как огромный столб между двух океанов, поэтому его постоянно навещают резкие ураганные ветра, даже в самый разгар южноамериканского лета.


Террай вместе с другим французом, Гвидо Маньоне, решили штурмовать вершину, применяя гималайскую тактику. Устанавливать промежуточные лагеря, ночевать в подвесных гамаках, возвращаться вниз в Базовый лагерь, отсиживаться и выжидать момент для поэтапного штурма.


Подобная тактика зародилась в начале 50-х в Непале, где было невозможно взять сложную вершину с наскока, как это делали в Альпах. С тех пор все восхождения делятся на гималайский и альпийский стили. По сути, Террай первым применил гималайский стиль с множеством промежуточных лагерей не в Гималаях, и неприступная вершина была взята.


Сейчас здесь несколько трасс восхождения, но «французский» маршрут с 650 метрами лазания по практически вертикальной стене с тех пор стал классическим и наиболее часто повторяемым.


Fitz_Roy_climbing_Lyofood_grande.jpg


Что же там на вершине, и зачем они туда шли? Часто альпинисты не в состоянии дать ответы на эти вопросы и описать свои чувства в момент, когда выше остается только небо. Дадим шанс автобиографической книге Террая.


"Мы обнимаемся и орем, словно сумасшедшие, чтобы сообщить свою радость безучастной к нам луне. Сумасшедшие, неужели только ради этого мы, сто раз рискуя жизнью, поднимались сюда? «А что вы там искали? — спросят нас обыватели. — Славу?». А что же еще может заботить этих безумцев, которые теряют годы своей юности на бессмысленную борьбу? А может, богатство? Наша одежда превратилась в лохмотья, и завтра, чтобы заработать на еду, мы снова превратимся в рабов...


Так что же мы ищем в горах?


Все, что мы ищем, это всего лишь вкус огромной переполняющей нас бурлящей радости, пронизывающей до самого последнего фибра наши души, когда, после длительного лавирования со смертью, мы оказываемся снова в объятиях жизни. Кто-то сказал до меня: «Чтобы добиться самых желанных и самых радостных результатов, надо жить в постоянном преодолении опасностей»".


Жизнь, экспедиции, восхождения продолжались. В 1955-м лучшие французские альпинисты  снова отправились в Гималаи, на этот раз их ждал непокоренный восьмитысячник Макалу. На вершину первыми поднялись Террай и его напарник Жан Кузи. А в 1961-м у Лионеля вышла автобиографическая книга "Покорители бесполезного", чье название до сих пор считается самым экстравагантным определением альпинизма.


namakalu.jpg

На вершине Макалу (8481 м)


В этом весь Террай. Бесконечный оптимизм, французское чувство юмора, преданность товарищам и беззаветная любовь к горам. Будучи еще горным гидом, он как-то сформулировал: "Если я вовлек в опасное дело других людей, я не имею права выходить из игры".


Террай не выходил из игры до своего последнего дня. 9 сентября 1965 года он трагически погиб недалеко от родного Гренобля. Могила Лионеля Террая находится во французском Шамони, но памятный обелиск высотой в 3405 метров над уровнем моря возвышается в далекой Патагонии, впечатляя добирающихся до этого сурового края путешественников. Мы посетим его во время февральской экспедиции и вспомним Террая.


escort


escort




Дмитрий Славин
Дмитрий Славин



Смотрите также

/upload/iblock/f7c/f7ce5f172644caa371a0db6e0d2cba92.jpg Верхом на мопеде: Невероятная история бабушки Лены, которая открывает мир в 90 лет
/upload/iblock/7aa/7aaa2ece813fe1a2f33465df3675daa8.jpg Другая Франция: призраки Парижа и мистические легенды Нормандии
/upload/iblock/b2a/b2ababdbecab6526175e98344308b5cc.jpg Художник из Воронежа проехал полмира без гроша в кармане и обменял портрет на дом в Альпах
/upload/iblock/611/611e99cb76aa58c515f1b9c41a87db6b.jpg Диванные предрассудки про Дубай
/upload/iblock/144/144f170b22d8be0536878bba37f85e3b.jpg Зайти чуть дальше, узнать чуть больше. Почему этот Стамбул был особенным
/upload/iblock/f62/f621530e18ad0053ff8bbd78ab703de7.jpg Виктор Набутов: "Килиманджаро — это такая сила, которая меняет тебя с каждым шагом"
А я бы с радостью писал вам письма, если оставите e-mail:

Отлично!

Вы подписаны.