Венеция - это праздник, который длится бесконечно
10.10.2016
Интервью

Венеция - это праздник, который длится бесконечно

Андрей Бильжо о людях, празднике Реденторе, интересных судьбах и друзьях Хемингуэя.

“Для меня, как для психиатра в прошлом, главный интерес – это человек, поэтому каждая группа представляет собой целое путешествие в мир людей. Мне очень интересно открывать людям то, что сам очень люблю. Я делюсь чувствами, эмоциональными сердечными привязанностями”.

Истина в вине

Когда мы гуляем по городу, наша замечательная Лена Баринова - историк и археолог - рассказывает про искусство и архитектуру Венеции, а я просто вставляю реплики. Но когда мы обедаем или ужинаем (а делаем мы это много и долго, так как, к счастью, все мы любим поесть), за столом уже главный я.

У нас застолье - это не формальная вещь «поел и побежал». Нет. Это целое путешествие по венецианским блюдам, потому что в Италии каждый регион уникален своей кухней. И процесс изучения меню занимает довольно длительное время, потому что это не просто выбор блюда, а выбор целой истории.

За первым обедом, после пары бокалов вина, я обычно прошу всех рассказать о себе. Все тогда еще немного насторожены и не знакомы друг с другом. Вопросы задаю редко. Иногда только спрашиваю, кто человек по профессии. Ведь люди так редко работают по профессии. Ну, собственно, и я такой же. И вот я говорю этим людям: «поверьте, всего через четыре дня вы будете очень привязаны друг другу».

Так и выходит.

13700151_1201878759857246_519875899754349479_n.jpg

 Пир во имя чумы

Праздник Реденторе - очень важный день для горожан. Это день победы над чумой, которая уничтожила чуть ли не большую часть населения города.

Вообще я называю Венецию «негородом». Там нет машин, и это все меняет. Город стоит на сваях, на воде. Второго такого в мире нет. И в день Реденторе венецианцы делают понтонный мост через канал Джудекка (пролив Джудекка), и по этому мосту люди идут в Церковь Иль Реденторе, которую построил архитектор Андреа Палладио. В этот день, к вечеру, весь пролив запружен лодками. Там сидят венецианцы. Кто-то в своих, кто-то в съемных. Все набережные тоже заполнены людьми. Они стелют коврики, едят что-то - это такой Новый год. Они готовятся к этому дню. Они должны много есть, пить и веселиться. А заканчивается праздник Реденторе гигантским салютом. В этом же проливе устанавливают платформы, с которых его запускают. Длится он почти час. Но надо представлять себе, что это не просто салют. Это салют-постановка, в которой есть дирижер, есть сценарий, пролог, эпилог, кульминация. И практически ни разу не повторяется небесная красота этих светящихся элементов. Все это отражается в воде. Публика охает, ахает и аплодирует.

На этот раз у нас был ужин в яхт-клубе на Острове Святого Георгия, и мы наблюдали салют перед одноименной церковью. А до этого мы поднялись на колокольню. Это такой эксклюзив. Оттуда видно, какая Венеция красивая, хрупкая и витиеватая. Салют начинается в двенадцать ночи, и после праздник не заканчивается - Венеция гуляет до утра. В Венеции вообще любят праздники.

13726836_1201885229856599_1748243166169327996_n.jpg

С Хемингуэем на короткой ноге

А еще мы были в гостях у одного венецианца, у которого есть целое палаццо. Будучи мальчиком, он знал Хемингуэя, потому что тот останавливался у них дома. Его папа с ним даже охотился. Обстановка в доме никак не изменилась, поэтому мы даже посидели в кресле, где любил сидеть Эрнест.

А судьбы совершенно разные

Например, была у нас в команде одна женщина, которая последние десять лет живет на Кипре и работает полицейским. Я ее даже спросил, неужели вот прямо в форме, с наручниками и пистолетом. Говорит, что да.

А однажды с нами путешествовал доктор-стоматолог. Мы шли с ним по Венеции и увидели группу слепых. Оказалось, что этот человек родился в семье незрячих - его родители познакомились в интернате для слепых. Мама путешественника много читает, получила профессию медсестры-массажиста, поэтому он и стал врачом.

А у меня в книге «Моя Венеция» есть целая глава - «Услышать Венецию». Я как-то шел и увидел группу слепых с собаками-поводырями и стал представлять себе, что же слепой может понять о Венеции. И для меня открылся новый, огромный мир запахов. Одно из устоявшихся заблуждений о Венеции - что там плохо пахнет. Пахнет замечательно: запах кофе, свежих круассанов, духов, сигарет, морской воды…

Во время путешествий открываются какие-то невероятные судьбы.

13782022_1201937613184694_6248045910738025029_n.jpg

В Венецию снова и снова

Венецианская история - это не группа туристов, которая бежит за зонтиком экскурсовода и пытается все запомнить. Знания можно получить и из книг. Мы хотим, чтобы они возвращались в этот город. Поняли его. Например, на этот раз в группе была девушка, которая путешествовала по Венеции уже пятьдесят раз, и захотела приехать снова.






Даниэлла Окуджава
Даниэлла Окуджава



Смотрите также

/upload/iblock/419/419b27baa10d3e17ffc37d96ece9e1a6.jpg “В Исландии нет разделения на мужской и женский труд”. О феминизме, главных праздниках и музыке
/upload/iblock/d4f/d4fee255bb2977c785cf34d2528313db.jpg Медлительные, недружелюбные и чересчур правильные. Диванные предрассудки про Намибию
/upload/iblock/27f/27fb208297a6e0206a601d7faa888008.jpg Аляска – мостик между Россией и Америкой. О людях героической судьбы, гонках на собачьих упряжках и самой опасной профессии в мире
/upload/iblock/caf/caf62cbf8cce9cf6679f45fbb8d7d3d2.jpg Как вернуть деньги за путешествие и стоит ли бронировать новые
/upload/iblock/db2/db28b3c5bb188aaa9eb9bb6f634d87f8.jpg Что делать на карантине: Играть в теннис, обнимать котов и ловить варежкой машины
/upload/iblock/5e4/5e41bf4b660e34fdc5dd3c27c28a2565.jpg Бокал красного и кусочек горького – вот секрет сохранения молодости на Искье


  1. О наших самых интересных предстоящих путешествиях.
  2. О лучших публикациях в нашем блоге.
  3. О закрытых для посторонних встречах Клуба.
Оставьте ваш e-mail:



А я бы с радостью писал вам письма, если оставите e-mail:

Отлично!

Вы подписаны.

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные. Подробнее
+