Блог о путешествиях

С 2013 года мы создаем путешествия, которые невозможно повторить самостоятельно. Потому в блоге только экспертное мнение, авторские маршруты и путевые очерки, основанные на собственном опыте

| 09.08.2018

10 зданий Баку, без которых невозможно понять его историю

Увлечение старинной бакинской архитектурой вылилось сначала в серию публикаций, а затем и в нестандартные экскурсии по исторической части города – это краткая история нашего бакинского гида и исследователя дореволюционного Баку Фуада Ахундова. Мы попросили его рассказать о знаковых достопримечательностях столицы, а он непросто провёл экскурсию по своему родному городу, но и приоткрыл завесу в его недавнее прошлое.

Парные крепостные ворота

Старейший геральдический символ Баку

…или Гоша Гала Гапысы традиционно являлись входом в святую святых старого Баку – крепость Ичери Шехер. Именно над этими воротами располагается старейший из геральдических символов города: два льва и голова быка с двумя дисками по краям. «Львы стерегут быка под солнцем и луной», – так в XVII веке прочитал этот знак немецкий путешественник Энгельберт Кэмпфер. «Крепостные стены стерегут внутренний город и днём, и ночью», – так он трактовал его.

Джума-мечеть

Кадр из фильма "Бриллиантовая рука"

…или Пятничная мечеть попала в кадр одного из самых комичных эпизодов «Бриллиантовой руки»: Семён Семёнович делает снимок с закрытым объективом фотоаппарата, а Геша Козодоев с усмешкой снимает с него крышечку. Лучших декораций для «заграничной» части фильма было не найти во всём Союзе – возведённая на месте бывшего храма огнепоклонников старинная мечеть воплотила в своей архитектуре своеобразные особенности мавританского искусства и арабской культуры.

Минарет мечети Мухаммеда

Минарет Сыныг Гала с повреждённым верхом после артобстрела 1723 года

…или Сыныг Гала, что в переводе означает «Порушенная Крепость», получил своё название в результате штурма города войсками Петра I летом 1723 года. Тогда одно из ядер угодило в верхнюю часть минарета и разрушило каменную кладку. Но сам минарет устоял. Восстановление затянулось и название Сыныг Гала осталось за ним. И хотя последняя скрупулёзная реставрация была проведена уже в наши дни, прежнее название сохранилось и по сей день.

Дом Рамазановых

Глава семейства Рамазановых Гади Мамед-Керим с супругой Умм-уль-Бану ханум и детьми

…или Рамазановский дом является той самой архитектурной иллюстрацией евро-азиатской культуры Баку – этакое смешение европейской монументальности и филигранного восточного орнамента. В стенах этого дома текла привычная для Баку тех лет жизнь: знатное купеческое семейство с комфортом занимало четвёртый этаж, апартаменты второго и третьего этажей сдавались в аренду, а первый этаж был выделен под лавки скобяных товаров, нашлось место и небольшому семейному синематографу под звучным названием «ЭрмисЪ». Увы, процветание Рамазановых длилось недолго, и завершилось сначала семейной трагедией, а после и экспроприацией всего имущества в советские годы. Но память о семье хранит потомок знатного рода, который и сегодня продолжает жить в этом доме.

Дом Иса-бека Гаджинского

Дома похожи на владельцев по облику и по нутру...

…или особняк Гаджинского стал одним из знаковых сооружений времён Нефтяного бума в Баку. Его владелец был личностью выдающейся: бессменный гласный Бакинской городской думы, член Бакинского мирового суда, Почётный попечитель крупнейшей в городе гимназии, кавалер ряда престижных орденов... Неудивительно, что и его характер, и даже внешний вид нашли своё отражение в архитектуре особняка. Поэт Александр Городницкий подметил эту особенность в стихотворной форме: "Стою, куда не знаю деться/ В Баку на утреннем ветру:/ Дома похожи на владельцев/ По облику и по нутру…"

Азербайджанская государственная филармония имени Муслима Магомаева

Летний клуб Бакинского общественного собрания, 1910-е годы

…или Летний клуб Бакинского общественного собрания, каким он задумывался изначально. Когда-то планы на строительство Летнего клуба в Губернаторском саду вызвали неоднозначную реакцию общественности, поскольку повлекли бы за собой вырубку деревьев и сокращение площади сада. Но Городская дума разрешила конфликт довольно гибко: под строительство выделили «закуточную часть городского сада, обсаженную мелкой кустарниковой растительностью», а сам участок не продали, а сдали в длительную аренду с достаточно высокой платой. Но дождаться окончания аренды было не суждено: здание было национализировано при советской власти.

Дом Садыховых

Филармония и дом братьев Садыховых в период пребывания там Министерства юстиции Азербайджана, 1920-е гг.

…или жилой дом братьев Садыховых запомнился его современникам, благодаря первому в городе электрическому лифту, который двигался просто с «фантастической» скоростью – 70 сантиметров в секунду. Семья Садыховых владела крупными объектами недвижимости в досоветском Баку, но история внесла свои коррективы и в жизнь этого дома: после национализации в двадцатые годы там расположилось Министерство юстиции Азербайджана. А печальную историю его прежних владельцев долгие годы хранила невестка одного из братьев Садыховых. Долгожительницы не стало в 2006 году, ей было 103 года.

Здание Исполнительной власти Баку

Последний проект "кавказского Расстрели" в Баку.

…или бывшее здание Бакинской городской думы стало лебединой песней архитектора Иосифа Гославского. Выпускник Петербургского Института гражданских инженеров Гославский приехал в Баку в возрасте 26 лет и сразу же взялся за работу над грандиозным Александро-Невским собором, за что получил своеобразное прозвище «кавказский Расстрелли». По завершению строительства на молодого архитектора обрушился шквал заказов от нефтяных магнатов и городских властей, и Гославский самозабвенно принялся за их реализацию, практически не думая о здоровье, пока в самый разгар строительства у него не обострилась чахотка. Архитектор ушёл из жизни всего за несколько месяцев до сдачи проекта. Ему было всего 39 лет.

Государственный рукописный фонд имени М. Физули при Национальной академии наук Азербайджана

Супруги Тагиевы (в центре) на открытии школы в 1901 году.

…или, как задумывалось изначально, Александринское русско-мусульманское педагогическое училище – первая в мире светская школа для девочек-мусульманок. Удивительно, но её основатель Гаджи Зейналабдин Тагиев, известный меценат и видный общественный деятель дореволюционного Баку, не только не получил никакого образования, но и практически не освоил грамоты, о чём можно судить по его «впечатляющей» подписи. Однако, именно образованную женщину господин Тагиев считал основой образованной нации.

Президиум Национальной академии наук Азербайджана

Бакинское мусульманское благотворительное общество Исмаилийе до революционных событий.

…или здание Бакинского мусульманского благотворительного общества имеет внешнее сходство с венецианским Ка д’Оро. Но это не слепое подражание, а умелое использование мотивов венецианской готики наряду с традиционными элементами дореволюционной бакинской архитектуры. В трагические дни марта 1918 года здание было подвергнуто артиллерийскому обстрелу со стороны моря. На восстановление ушло несколько лет, а по его завершению оказалось, что с фасада исчезли коранические росписи, а на медальонах второго этажа, наоборот, появились пятиконечные советские звёзды. Именно в стенах этого здания на первом съезде тюркологов было принято историческое для всей страны решение – переход с арабской письменности на латиницу.

Бонус!

Вид на одну из сторон Центра Гейдара Алиева.

Архитектурным символом современного Баку стал Центр Гейдара Алиева, построенный по проекту архитектора с мировым именем Захи Хадид. Концепция seamless flow of space воплотилась в здании, где нет ни одного прямого или острого угла: с одной стороны фасад создаёт ощущение небрежно брошенного ковра, с другой похож на гребень морской волны. Уникальные экстерьеры здания нашли своё продолжение и в его интерьерах, а экспонаты его выставочных залов позволяют ощутить как древнюю историю Азербайджана, так и его яркое настоящее и не менее обещающее будущее.

.