Блог о путешествиях

С 2013 года мы создаем путешествия, которые невозможно повторить самостоятельно. Потому в блоге только экспертное мнение, авторские маршруты и путевые очерки, основанные на собственном опыте

Направления | 15.06.2021

Интеллигентные дачи и загородная жизнь вокруг Петербурга

Благодаря Петру I появился не только Петербург, но и началась дачная история на Финском заливе в его окрестностях. Загородную жизнь свою петербургская богема исторически организовывала в двух главных направлениях. На левый берег залива, в сторону Петергофа и дальше к Царскому селу, отправлялись, в основном, высокопоставленные лица, чиновники, банкиры. Люди попроще выбирали правое побережье, в сторону Финляндии, где сейчас находятся дачные Комарово и Репино. О жизни на берегу Финского залива, самых примечательных дачах и что с ними происходит сейчас рассказывает наш местный гид Павел Бабинцев.

Традиция уезжать из города, как только наступал жаркий сезон, сложилась в Петербурге до революции. В XIX веке в городе стоял смрад и особенно невыносимо становилось именно летом. Бурное развитие "дачного движения" пришлось на вторую половину XIX века и связано было со строительством доходных домов в городе. В столицу толпами потянулся рабочий люд, который ютился, где придется. Они строили какие-то шалаши на полях, где прели всевозможные отходы, от чего делалась теплой земля. Эпицентр рабочей миграции находился на Сенной площади: там был и обжорный ряд, и биржа труда. Город гудел от разнорабочих. Петербуржцам находиться в городе в это время становилось особенно тоскливо и они перебирались поближе к заливу.

Русская Финляндия

Тогдашняя граница с Финляндией проходила по Белоострову — на уровне современного Сестрорецка. По сути, Сестрорецк был пограничным городом, а Финляндия — частью Российской Империи, но с рядом привилегий, которые дал еще Александр I. Там действовала собственная конституция, валюта и полиция. В Финляндии нет и никогда не было крепостного права. Здесь витал дух свободы и западного либерализма, уклад жизни тоже был более западным. Именно поэтому сюда потянулись художники и поэты, все творческие и свободные люди, а потом уже народовольцы и революционеры. Помимо прочего, цены здесь были в два-три раза ниже, чем в Петербурге, поэтому для людей, у которых водилось не так много денег, это была еще и возможность сэкономить. 

Нужно понимать, что в Петербурге ни у кого своих квартир не было. Владеть можно было только домом, а квартиру — только снимать. Продавались только дома, а квартиры — только сдавались в аренду. Допустим, уважающий себя петербуржец мог существовать не менее, чем в пяти комнатах, ведь должна быть спальня, рабочий кабинет, столовая, а еще кухарка. Все это обходилось в кругленькую сумму. В Финляндии за гораздо меньшие деньги можно было снять большой дом, иметь полный пансион и чувствовать себя состоявшимся человеком. Для петербуржцев это было чрезвычайно выгодное предложение.

Вообще это направление мы стали осваивать после строительства железной дороги. Сестрорецк — чуть позже. Инженер, тайный советник и просто зажиточный горожанин Петр Авенариус решил построить здесь огромный курорт. И сделал это настолько превосходно, что получил наивысшую награду на курортной выставке в Баден-Бадене. Прибывающие поезда встречали с оркестром, к перрону тут же подбегали финны, которые быстро смекнули, что на отдыхающих можно хорошо заработать. Петербуржцы пересаживались в специальные повозки и отправлялись на пляж, разбивали пикник под соснами в песчаных дюнах, а потом на той же повозке уходили на купание. Поскольку Финский залив очень мелкий, то они заезжали на повозках прямо в воду, чтобы вдали от посторонних глаз и не привлекая ничьего внимания, можно было спокойно раздеться. Ну, как «раздеться» — окунуться в воду в цельном купальном костюме. Но даже в них загорать и купаться на берегу считалось дурным тоном. Все побережье было больше рассчитано на променады, чем на купания. Такие тогда царили нравы. 

Потихоньку побережье застраивалось дачами. Поскольку на рубеж XIX-XX веков пришлась эпоха модерна, то и дачи строили в этом стиле. По большей части, дачи были достаточно типичные: их строили по каталогам, здесь не было известных в архитектуре имен. Но домики все равно получались узнаваемые, даже сейчас, глядя на них, можно понять, что это те самые дачи на заливе. Например, один из основных атрибутов — башенка, в которую можно подняться, чтобы полюбоваться заливом. Веранду обязательно стеклили витражами, что тоже придавало определенный шарм. Ради экономии на отоплении дом делился на летнюю и зимнюю часть.

Дача Репина

Самая известная дача — это, конечно, дача Репина. С подачи Ильи Ефимовича сюда перебирается Чуковский и тоже строит дачу. Здесь Корней Чуковский придумал вести журнал «Чукоккала» — это название было образовано от сочетания его фамилии и прежнего названия поселка Куоккала, что с финского переводится как «рыболовный крючок». Чуковский перебрался на дачу после того, как после публикации статьи в одном сатирическом журнале был арестован за «оскорбление величества». Адвокат добился оправдания по делу, но Корней Иванович все равно перебрался в Финляндию: здесь ему было спокойнее.

Чуковский был младше Репина, но они все равно очень сдружились и он продолжил его знаменитые «репинские среды». Так традиция литературных салонов перекочевала из столицы на дачи.Чуковский прожил на даче в Куоккале десять лет и вернулся обратно в Петроград. Но для него Куоккала, как и для Репина, успела стала «пенатами», родным местом, о чем он писал в своих письмах к художнику. В конце 50-х годов он написал мемуары, в которых вспомнил и своих дачных знакомых. Но в Репино он так и не приехал. Дача Чуковского сгорела в середине 80-х годов.

Дача Анненкова

Недалеко от Репина жил Анненков, ставший впоследствии известным художником, а до него здесь жил его отец — революционер и народоволец. Ленин гостил у Анненкова-старшего, а к Анненкову-младшему приезжал Есенин. Гостили у них также Чуковский, Городецкий, Короленко, Горький, Андреев, Куприн, Маяковский, Хлебников, Мандельштам и другие интересные личности, благодаря пребыванию которых дачу прозвали литературной.

Интересная история вышла с Сергеем Есениным. Однажды он приехал на дачу и ему очень приглянулась молоденькая горничная. Он заговорил с ней с нарочитым рязанским говором, та ничего не поняла и хихикая убежала на кухню. Есенин уехал, а горничная поехала за ним. На даче потом долго сокрушались, как им теперь обходиться без нее, вернется ли она или надо нанимать новую горничную.

Дачу разворотили после событий 1918 года. Остался бревенчатый сруб с выбитыми окнами и черными дырами вместо дверей. Не пожалели и интерьеры: половицы были расщеплены топором, обои сорваны, сервизы разбиты.

Дача Барановского

Архитектор Гавриил Барановский работал над зданиями Русского географического общества, Елисеевского магазина и буддийского храма в Старой Деревне. В начале XX века он купил себе участок в Комарово, который в то время назывался Келломяки, и построил здесь дачу по собственному проекту. Она походила на произведение искусства, а еще, благодаря деревянным лопастям, звучала на разные музыкальные тона, когда с залива дул ветер, поэтому ее прозвали «арфа». Барановский жил на этой даче, а после революции остался в Финляндии. Дом его, как и многие другие на Карельском перешейке, был разрушен во время Великой Отечественной войны. От дачи сохранилась балюстрада, но потом, к сожалению, сгорела и она. Участок, где некогда стояла «арфа», отдали школе Бориса Эйфмана. Дачу планируют восстановить по сохранившимся чертежам, но функционировать она уже будет как детская балетная школа.

Вилла Рено

Анатолий Рено, бельгийский подданный и родственник основателя известного автоконцерна, приобрел участок в Келломяки весной 1917 года. В тот же год случилась революция, он лишился собственности в Петрограде и спешно перебрался из России в Париж. Его родственница осталась на территории уже независимой Финляндии и превратила его роскошную виллу в пансионат. При пансионате был открыт огромный сад и парк, который тянулся к берегу залива. На берегу стоял причал с маленькой гребной лодкой. В парке было несколько прудов, вода каскадами перетекала из одного пруда в другой, а посередине самого большого был остров, заросший сиренью и жасмином. Чудесное было место!

После войны «Вилла Рено» отошла военному ведомству. Почти все исторические постройки на тот момент были утрачены. Сохранившееся на участке здание деревянной дачи было взято под охрану государства, но пострадала от пожара. Уцелевшие в огне печные изразцы тоже были похищены. Участок зарос, а почти разрушенную ограду демонтировали и разместили в музее поселка Комарово. Сейчас на территории парка проходит экологическая природная зона. Получилось интересное сочетание дикой природы с искусственно созданным парком, когда рядом с буреломом и муравейниками можно увидеть шикарные розы, которые растут здесь еще со времен пансионата. 

Дача Вырубовой

На самом берегу Финского залива находится дом, который называют дачей Вырубовой, а иногда просто «фрейлинской дачей». Анна Вырубова была фрейлиной и близкой подругой последней императрицы. В последний момент Вырубова бежала из объятого революцией Петрограда на санях по Финскому заливу, потому что иначе уже было никак не выбраться. Она нелегально пересекает границу с Финляндией и спасается от смерти и холода в собственном доме, который она уже и не надеялась увидеть. Анна Вырубова осталась в Финляндии.

Дача Вырубовой чудесным образом пережила Великую Отечественную войну, а в упадок пришла уже в позднее советское время. В 2000 году студенты из Финляндии выполнили ее обмеры и выяснили, что угловой башне грозило падение. Здание предполагалось включить в реестр памятников местного значения, однако это помешало бы потенциальным инвесторам. Инвестор нашелся быстро — здесь решили открыть ресторан «Наша дача». Здание раскатали по бревнышкам, а потом собрали снова. Видимо, в случае с деревянными строениями, давно отслужившими свой век, такой вариант был единственно возможным. Дача получилась как прежняя, только со стороны моря пристроили стеклянную террасу. Любоваться заливом с дачи стало еще удобнее.

Дача Юхневича

Александр Юхневич заведовал театральной комиссией и слыл весьма творческой личностью. На свою дачу в Келломяки он приглашал артистов и вскоре особняк стал известен как место, где любил отдыхать весь столичный бомонд. Среди гостей дачи был выдающийся оперный певец Федор Иванович Шаляпин. Какое-то время дом сдавался внаем и там останавливалась прима-балерина Мариинского театра — Матильда Кшесинская. В советские годы на даче располагался выездной детский садик одного из министерств, в 90-е здание практически осталось бесхозным. Частично был утрачен старинный декор, исчезла облицовка печей. Затем дача перешла в частное владение и была полностью восстановлена. Даче вернули исторический облик и поставили на новый фундамент. Сегодня это одна из самых красивых построек в Комарово. Сейчас дача выставлена на продажу.

Дача Ахматовой

У Анны Ахматовой тоже была дача в Комарово. Сначала она жила в доме писателей, а уже потом ей выделили отдельную дачу, которая, впрочем, тоже принадлежала Союзу писателей. Сама Ахматова называла эту дачу «будкой», под этим именем дом и вошел в историю. Дача существует до сих пор. Домик этот совсем простой, буквально сколоченный из досок, но памятная табличка на нем, конечно же, висит. Сейчас в нем живет Валерий Попов, глава Союза писателей Санкт-Петербурга. По настроению, он может пригласить в дом, стены которого помнят Анну Андреевну.

.