Блог о путешествиях

С 2013 года мы создаем путешествия, которые невозможно повторить самостоятельно. Потому в блоге только экспертное мнение, авторские маршруты и путевые очерки, основанные на собственном опыте

| 24.10.2018

Виктор Набутов: "Килиманджаро — это такая сила, которая меняет тебя с каждым шагом"

На новогодних праздниках Клуб путешествий снаряжает очередное восхождение высочайшую точку Африки — вулкан Килиманджаро. Путешествие необычайной силы — оно немало от вас потребует, но и отдаст стократ. О том, почему важно все время соревноваться с самим собой, что испытывает человек, не дошедший до вершины, и есть ли в жизни место астрофизике, мы поговорили с Виктором Набутовым, продюсером и телерадиоведущим. Именно он возглавит предстоящую экспедицию, уже вторую для себя.

Можно сказать, что ваши профессиональные навыки были заложены генетически — журналистика, радио и телевидение, спорт. Если представить, что ваш путь не был бы таким осязаемым, чем бы занялись тогда?

Свой путь земной пройдя до половины….. точно могу сказать, что постарался бы стать человеком науки. Моя любовь — астрофизика, космология и история. Как всегда, все из детства. Сколько себя помню, с бабушкой зачитывали до дыр журнал «Наука и жизнь». А сейчас, с таким сумасшедшим потоком информации, новыми фундаментальными прорывными открытиями — просто сказка. 

Я впитываю какое-то чудовищное количество информации, хотя половину не понимаю. Математического аппарата не хватает, не дано, голова по-другому устроена. Но стараюсь много эфирного времени в шоу на “Серебряном Дожде” отдавать научным и технологическим открытиям и тому, как они меняют нашу жизнь, нравственность, внутриобщественные связи, да и самого человека. Так сказать, подрабатываю популяризатором. Плюс бизнес в ИТ — edutech и VR.

Удивительно. Совсем не вяжется с тем образом балагура и весельчака, который рисуется во многих интервью с вами. Тогда еще одно «если»: предположим, у вас есть возможность придумать для себя идеальное путешествие. Что бы вы себе, скажем так, нахотели?

В плане хотелок я человек прагматичный. Нахотел — сделал. Мороженое, поспать, девушку красивую. От задачи к задаче. Глобально, на ближайшую перспективу — полет в космос. Уже активно работаю над этим, но все зависит от Ричарда Брэнсона (британский миллиардер, спонсирующий проект по созданию “туристического” космического корабля - прим Клуба) и его SpaceShipTwo. В следующем году первый суборбитальный полет, в начале 2020-х — выход на более массовый рынок, соответственно, удешевление путевки. Вот тогда-то я и заскочу. Это не МКС, конечно, и не Луна, но галочку поставить можно будет.

А еще я поехал бы просто на дачу, у меня есть дом под Питером, в деревне — лучшее место для отдыха, там хорошо всегда.

У вас какой-то поразительный круг интересов. Что из спорта сейчас особенно занимает?

Во-первых, все, что связано с поверхностью воды. Я катаюсь на вейксерфе, осваиваю кайт, с юности занимаюсь яхтингом, у меня даже есть свой крохотный швертботик в Питере. Надо, кстати, проверить, не сгнил ли. Уже несколько сезонов не ходил, зато звучит красиво — пожалуйте ко мне на яхту. Из менее популярного я увлекся EFOIL, это такая доска для катания по воде с электроприводом и подводным крылом. Еще джетски, а в планах — парапланеризм. Иногда очень хочется тишины.

Ощущение, что вас интересует вообще все. Разве так бывает?

Ну нет. Например, как-то сразу стало ясно, что дайвинг — не мое. Хотя корочки опять же имеются. Как и любые полеты. У меня два десятка прыжков и лицензия, но страшно мне становится до сих пор уже на “манифесте”. Просто для того, чтобы понять это, нужно сначала попробовать.

Нежно люблю горные лыжи. Два года назад во Франции чуть ногу себе лыжей не отрубил на ровном месте. Пришили, подшпаклевали, но стало понятно — в мозгах тебе еще 25, а тело уже сорокалетнего. Надо немного тормозиться. Неприятное осознание.

Вообще, за последние несколько лет подход к фитнесу сильно изменился. Сейчас уже нет желания отрастить бицепсы и бороду, больше работаю над кардио, силой и эластичностью связочного аппарата и суставов, да и двухметровый рост к этому подталкивает. Начал практиковать тайчи, юаньмин (такая гимнастика китайская) и совершенно закрытую систему тэскао.

Сегодня утром записался на медитацию. Надо научиться выныривать и отстраняться от безумных информационных потоков, иначе башка закипает. Кстати, вот это состояние “наедине с собой”, без внешних раздражителей и, вместе с тем, смена картинки и вызов своим силам — то, что мне так понравилось в горах.

Два года назад вы не дошли до вершины совсем чуть-чуть, подвернули ногу. Что испытывает человек, который потратил неделю своей жизни на восхождение и не получил финального удовлетворения?

Тут довольно противоречивая история. Конечно, не дойти неприятно, да еще и по такой глупости. Пожадничал, что мне совсем не свойственно, взял ботинки у Алекса Дубаса 49-го размера, а у меня 46-ой. Стер ноги в кровь, а потом еще и вывернул лодыжку, уже в самом конце, на штурме. Идти было просто невозможно, хотя терпел, сколько мог. Пришлось повернуть за 300 метров до вершины, а ребята из группы успели зайти и догнать меня на обратном пути.

Эмоции смешанные. С одной стороны, обидно до чертиков — пройти 99 процентов пути и развернуться, не имея возможности сказать потом «я был на вершине Килиманджаро». А с другой, этот горный трек — вещь настолько невероятная, что нельзя сказать, что ты идешь ради вершины. Ты просто идешь и казалось бы — ничего кроме, но вместе с тем происходит масса всего. 

Ты преодолеваешь себя. Наблюдаешь за влиянием высоты на организм, всей этой пресловутой горняшкой, и справляешься с ней. Обдумываешь вещи, которые не приходят в голову там, внизу. Узнаешь людей, которые идут с тобой бок о бок. Паришь над облаками, виды просто фантастические. На вершине, в ясную погоду, чуть ли не весь африканский континент виден. Объяснить это словами невозможно. Килиманджаро — это такая сила, которую трудно описать словами, там надо быть и чувствовать. Она меняет тебя с каждым шагом, хочешь ты того или нет. И там я отчетливо понял, почему лучше гор могут быть только горы, и почему люди заболевают этим трудным делом.

Но пик, конечно, — незакрытый гештальт, не буду лукавить. Возможно, поэтому я и возвращаюсь.

Насколько близкими становятся люди друг другу в таком путешествии? 

Я до сих пор не понял до конца механики происходящего, но через день восхождения незнакомые, в общем-то люди становятся близкими. Кажется, ничего не происходит и вместе с тем происходит все. Удивительная гамма совместных эмоций, переживаний, преодолений. Мы восходили два года назад и с тех пор сохраняем регулярный контакт с ребятами, а Пашка Дудников так вообще теперь дырявит мои зубы (он чумовой стоматолог) и снова подсадил на фотографию и печать в ЧБ, он большой мастер. 

А что касается разговоров, они довольно стихийные. Но в основном, конечно, о треке. Я не хочу повторяться, но нужно понимать, что Килиманджаро — высочайшая вершина Африки. Когда идешь по ней, испытываешь абсолютно новые ощущения. Смена картинки феноменальная, от сочных джунглей на старте до марсианских безжизненных пейзажей уже на 4500. 

Очевидно, человек вы увлекающийся. Не было желания бросить все и поехать жить куда-то за пределы городских джунглей, где у человека есть больше свободы?

Более того, такая возможность есть. Например, в Камбоджу, на океан, где несколько лет назад отстроил маленький отельчик. Там вот уже пять лет как гнездится мой младший братец. Но я знаю заранее, что меня хватит максимум на две недели пляжной деградации, а потом обратно в бой, на север.

Поэтому путешествие гораздо лучше. Оно не дает привыкания и имеет обозримый конец.

Ну и последнее, личное. Когда на сайте “Серебряного дождя” пишут, что вы, я цитирую, «застарелый и убежденный холостяк», — это ваши слова или все же некий образ?

Застарелый — это точно, но не убежденный. Работаю в этом направлении, пора уже, не мальчик. Может и пригодится кому-нибудь такой порывистый дядька, с мозгами двадцатилетнего сорванца.

.