Блог о путешествиях

С 2013 года мы создаем путешествия, которые невозможно повторить самостоятельно. Потому в блоге только экспертное мнение, авторские маршруты и путевые очерки, основанные на собственном опыте

Колонки | 11.02.2021

Сагаалган, зима на Байкале и поиски счастья

О поисках счастья, поездке на зимний Байкал, Сагаалгане и шаманах рассказывает фотохудожник Александра Кремер-Хомасуридзе.

Photo by Alexandra Kremer-Khomassouridze

«Я хочу быть счастливой», — заявляла мне моя старшая дочь всякий раз, когда я безуспешно пыталась навязать ей очередную социальную догму. Мои дотошные расспросы и примеры она стоически отбивала и отсылала меня к пятичасовому утру, поющим птичкам и тропинке между рисовых полей Катманду, ведущей в детскую школу, где она помогала учиться детишкам без родителей и где провела пару месяцев...

Родившись во Франции, проучившись в лучших школах Англии и Америки, проездив полмира на каникулах в пятизвездочных отелях, она упорно заявляла, что была счастлива спать на полу, ни свет ни заря идти по тропинке в школу к ожидающим ее детям... Тут я поняла, что ничего не знаю про счастье и решила хорошенько расспросить окружающих...

Окружающие мало что знали и отослали меня к вину с устрицами, пиццами, водками, огурцами, котлетами, борщами, сумками, машинами, бриллиантами, поездками — кому что было нужно.

Тут я призадумалась — а что такое счастье?

Как раз дедушка Фрейд попался с заявлением: «Задача сделать человека счастливым не входила в планы сотворения мира» 

Становилось всё интереснее...

Я поняла, что оказывается-то мало кто имеет представление о счастье. То есть всем понятны радость, мечта, исполнение желаний... А счастье — как-то не очень-то и ясно что такое... Этого было достаточно чтобы я засобиралась в дорогу. Что еще может сделать фотограф, когда ему приспичило выяснить, сфотографировать, рассказать...

Я — story teller. Я не могу фотографировать просто проходя по улице, мне скучно делать постановочные кадры, я люблю людей, люблю задавать им вопросы, люблю слушать истории... Собирать из фотографий пазл... Поэтому я всегда в дороге, для меня это главное... Комфортная зона, место силы для меня — аэропорт!

Первой поездкой за « счастьем» была Чукотка. Фраза сказанная подругой: «Осторожно, Сашенька, на Чукотке сбываются все мечты» — стала интригующей и путеводной.Скажу по секрету, я абсолютно не ориентируюсь на местности, отчего все время попадаю куда-то, куда идти и не собиралась и где меня , как правило, ждут лучшие встречи и кадры.

На Чукотке, на берегу Берингова пролива около села Лорино во время праздника Китобоев я забрела в юрту, где по неслучайной случайности встретила Мишу Кожухова, который тоже снимал передачу про китов... Тут-то все и началось.

Бутан, Соловки, Крузенштерн и Зимний Байкал были продолжением встречи. 

Про эти поездки можно рассказывать часами, сотни фотографий, историй, воспоминаний... Самая сильная сторона поездок с Клубом — это Мишины наработки и знания местных гидов. Гид, водитель — в таких путешествиях главное. Спасибо Мише, он ими щедро делится. 

Одна из моих самых любимых и необыкновенных путешествий — зимний Байкал, труднодоступный, ледяной красавец…

В процессе подготовки к поездке, решили ,что вначале поеду с группой, а потом с водителем и гидом двинусь дальше... Цель — найти шаманов, расспросить про счастье. Ну, а раз есть цель, не вижу препятствий — это лозунг!

Photo by Alexandra Kremer-Khomassouridze

Представьте себе минус 40, от пункта до пункта 8 часов, добраться необходимо до того, как стемнеет, зато в любое время суток подадут, чтоб тебя порадовать и удивить, главное национальное блюдо — суп с лапшой и буузы... И так все время пребывания. В моем случае — недели три.

Зимой на Байкал мы поехали специально. Во-первых, ради того, чтобы увидеть его замерзшим — это потрясающее зрелище. Во-вторых, из-за Нового Года — Сагаалгана...

Белый праздник по буддийским традициям справляется в январе-феврале. В этом году как раз на 11 февраля попадает. В это время все передвигаются в центр из дальних сел и можно встретить в одном месте и бурятов, и русских, и старообрядцев из села Тарабогатай, сосланных в эти суровые края Екатериной, и шаманов, и буддийских монахов. 

Буддийские монастыри-дацаны по всему Байкалу. Я тогда уже побывала в Бутане и знала про буддийские обряды и мантры, про молитвы и песнопения, но Иволгинский Дацан с живым-не живым нетленным телом Хамбо — ламы Итигэлова меня потряс... Монах «сидит» на возвышении, маааленький такой, сотни людей с приношениями молятся вокруг. Итигэлова описывать не буду, лично мои ощущения были ужасными, о чем я тут же сообщила гиду-буддисту: «Что делать говорю? Такое впечатление, что ему плохо, а вы его мучаете». Буддийский ответ: «Ваша проблема, вам с ней теперь и жить». 

Ответ шокировал, настроение нулевое, а вокруг красота, солнце, люди разодетые со всех сторон в храм приехали, вижу за храмом домики, целая деревня...

В домиках буддийские монахи — кто врач, кто астролог — везде очереди, люди сидят...

Я после Итигэлова уже никуда не хочу. Пошла по деревне гулять, опять потерялась, в своих лучших традициях, иду туда, не знаю куда... Смотрю домик номер 6 — перевернутая 9. Думаю мой номер, дай зайду... В домике монах. «Привет, — говорю, — за счастьем пришла, погадаешь?» Он уже, видимо, ничему не удивляется: «Проходи, — говорит, — только не фотографируй». На этом я интерес потеряла, а он вдруг ни с того ни с сего: «Новую собаку не бери». Думаю, вот балбес, что за дурацкое заявление, у меня уже одна собака есть — любимая такса Рита. После этого я его больше и не слушала... Посидела, заплатила, ничего не сфоткала и ушла... Нашла дорогу, нашла своих, поела буузов, рассказала, посмеялись и забыли... А через пару дней дошло до меня известие, что Ритуля наша умирает... И тут ты понимаешь, что сделать ничего не можешь, вообще непонятно где в Сибири находишься, до Парижа разве что на ковре-самолете долететь можешь, да и то в теплую погоду, надеяться не на что, нет тебе защитников, кроме самой природы, и в такой момент поверить можешь в любую силу земную и неземную...

Вот в таком настроении к кульминации Сагаалгана — сжиганию грехов — и подошла… Невероятное зрелище: огромные костры по всей территории храма, песнопения, бубен, нескончаемая вереница людей, бросающих в огонь кулечки, у кого большие, у кого поменьше, видимо, кто сколько грехов за год насобирал…

Процедура простая: грех вспомнил, тряпочкой обтерся, в кулечек положил, в храм принес, в огонь бросил… И так всю ночь.

А утром — Его величество Байкал!

Пересечь надо. На Ольхон едем на полувоенных ладах-колхозниках.

Вокруг-ни души, каждые 2 секунды машина подпрыгивает на замерзших глыбах воды. Дорога проложенная рыбаками какое-то время есть, потом и ее нет. Впереди такой же уазик, но без людей — только с елками...

Для чего ёлки? Чтоб метить дорогу для последующих потенциальных сумасшедших путешественников.

Почему уазик пустой? «Да, на всякий случай, он же впереди нас едет, если лед хрупкий он провалится, а мы остановимся. Кстати, девчонки, а вот люк видите, он как в танке открывается,крышку от себя наружу... Зачем? Ну на случай,если провалимся...» Чтооооо? Ну и визг на всю машину... И голос МЧС  в рубке орёт: «Фамилии, фамилии давайте!» А фамилии зачем? «Ну тоже на случай если провалимся, пересекать Байкал то запрещено!» В такой момент единственное, что хочется — это фотографировать и выпить...

Просишь остановить машину, еле просовываешь объектив в приоткрытое окно, ветер такой, что за секунду срывает закрытую крышку с объектива... Да и не заснять такую красоту, слишком большая и необъятная, в кадр не помещается... Едешь дальше... Раз и ветер стих, как в сказке «Морозко» — солнце светит, лед блестит, вокруг ни души...

Гиды, очень опытные, все сказочные места знают — пещеры с невероятными сосульками, лед синий-синий, прозрачный, а самое удивительное, что вроде как теплый и сухой, если лечь... Зачем ложиться? Чтобы удобней было коньяк из ледяной лунки, неглубоко продолбленной во льду пить. Кому пальмы, а мне это и есть настоящая экзотика. С одной стороны красиво — с другой страшно. Ну и холодно, конечно.

Ноги замерзают. С трудом найденные в Париже «утеплённые» сапоги, по французским меркам готовые продержаться при минус 15, были выкинуты в первом же отеле. Спасли оленьи унты с бусинками, купленные на местном рынке. Красивейшие. Каждую зиму вытаскиваю их в Париже и просто смотрю на них... Ну иногда для модной фотосессии дочке выдаю...

Рынки на Байкале — отдельная песня. Какой только рыбы нет, икра какая-то местная, травы! До сих пор храниться у меня и невероятно пахнет шаманская травка саган-дайля — не больше одной палочки в чай для тонуса, больше нельзя, с ума сведет. Верю на слово, шаманы ребята серьезные...

Photo by Alexandra Kremer-Khomassouridze

Про шаманов отдельно рассказывать надо — целый мир мистики и приключений. Как мы их выискивали по всей долине, как участвовали в бесконечных обрядах шаманских. Хорошо были со мной водитель, гид и Сережа из Тулы. Он тоже в группе с нами вначале был, как узнал, что по шаманам я одна дальше поеду, попросился со мной попутчиком, взяла, хороший попутчик в таком экстриме дорогого стоит...

Проводили группу обратно в Москву — и вперед. Как всегда, под девизом «вижу цель — не вижу препятствий». Цель-то понятна — шаманов про счастье расспросить, а вот препятствия — это уже другая история. Шамана на разговор о счастье не легко настроить — чиститься надо, иначе зачем пришла.

Водитель сразу ретировался. Он местный, в такие игры не играет, все больше в машине нас ждал, только раз зашёл к шаману, да и то к знаменитому, к Белому, лично его знал, к другим ни-ни.

Пришлось мне, бедной, до начала разговора, сперва обряды шаманские проходить — чиститься уже в какой-нибудь пятый раз. Молоко, водка, печенье, бубен, песня, огонь — все атрибуты шаманского колдовства. Не могу больше, тошнит уже, фотографировать не успеваю. Тут мне гид и Серега пригодились, предложила теперь их чистить, а пока они круглыми глазами на все смотрели и отросшими ушами слушали, я все снимала и снимала: и дым, и слова, и людей, и духов.

А как последний шаман Ярослав в Иркутске бубен в руки взял, корону надел, шубы медвежьей тогда у него еще не было. Смотрю поплыли мои ребятки-попутчики, впечатлились: сидят на лавочке, один маленький толстенький, другой длинный худой, и уже завороженно в такт бубну движутся. Пришлось съёмку прекращать и из юрты их вытаскивать.

А когда уже уходили, красавец-шаман мне в книжечке написал: «Счастье — это любить и быть любимым», а глаза такие грустные-грустные... Ну, думаю, дожили... Любовь шаману нужна.

И что вы думаете, встретил он свое счастье, Наталью, такую же красавицу как и он сам, тоже шаманку, и дочка у них родилась...

Вот и думайте теперь сами — что такое cчастье?

А я дальше поехала...

Фотографии Александры Кремер-Хомасуридзе.

Читайте дальше

.